Русский национальный характер в контексте процессов формирования и развития политической жизни России

В России отмеченных предпосылок на момент проведения реформ не было, либо они игнорировались. России, что обрекало реформы на безальтернативность, ибо они насильственно ломали сложившиеся жизненные устои и стереотипы поведения народа, не учитывали его интересы, что отвращало народ от них и стимулировало протесты вплоть до революционных взрывов. Российские реформы практически всегда сопровождались расколом общества, ростом сепаратизма, внешнеполитической активности cоседей, чутко улавливающих слабость государства и начинающих за его спиной решать свои проблемы, в том числе и территориальные.

И еще один важный момент. Реформы в России всегда были «уникальными», ибо, как уверяли реформаторы, не имели аналогов в мировой практике. Эта «уникальность» и пугала народ, да и мировое сообщество, хотя и была она мнимой. Чаще всего, наоборот, российские реформы носили характер нетворческого копирования, некритического внедрения в реалии общественной жизни страны трудно совместимых с ними, а нередко и чуждых им элементов из опыта западноевропейской цивилизации.

Говоря о реформах в России, претендующих на либерализацию общества, необходимо отметить, что среди них было несколько относительно успешных (реформы Александра II, С.Ю.Витте, П.А.Столыпина и НЭП). Хрущевскую же «оттепель» и горбачевскую «перестройку», оказались потенциально бесперспективными. Первые реформы были успешными ибо им предшествовала тщательная подготовка. Все же последующие осуществлялись наскоком, что вошло в традицию российского реформаторства. К сожалению, этот опыт нас ничему не научил. Такими же методами начались и нынешние либеральные реформы, в частности, «шоковая терапия» и приватизация. Ее «отцы», торопясь, уверяли в их безальтернативности. Но альтернатива всетаки было, о чем свидетельствуют хотя бы наметившиеся незадолго до их начала направления.

Первое, было нацелено на сохранение основ «реального социализма» путем их модернизации элементами демократии и рынка. Его поддерживали Горбачев и «прорабы перестройки». Социальная база этого направления была достаточно ограниченной и состояла из определенной части поддерживающей идеи демократического социализма интеллигенции. Второе – «утопическое», заключающееся в форсированном реформировании России по западному образцу. Сторонниками этих реформ стало большинство «прорабов перестройки», эволюционировавших «вправо» от Горбачева, но социальная база этого направления была также весьма узкой, хотя и обладала немалой силой. Сюда входила номенклатура, «теневые» экономические структуры, тесно связанные с нею, криминальные и другие сомнительные элементы, стремящиеся разбогатеть любыми средствами. К концу «перестройки» их состав начал пополняться значительной частью рядовой интеллигенции, рассчитывавшей на улучшение жизни в условиях рыночной экономики. Инициаторы всего этого прекрасно понимали, что настоящего рынка в сложившихся реалиях быть не может, но хорошо видели перспективы обогащения в связи с перераспределением национального достояния страны. Третье направление было ориентировано на развитие самоуправления трудовых коллективов и их групповой собственности на средства производства и продукты их трудовой деятельности. Оно было нацелено на достижение диалектического синтеза сахаровской конвергенции капитализма и социализма. Этот путь предполагал развитие внутренней демократии на предприятиях. Кроме своей эволюционности и психологической преемственности для большинства народа это направление обладало также и правовой обоснованностью, т.к. его поддерживало большинство трудовых коллективов, объединившихся в 1990 г. в Союз трудовых коллективов СССР, о деятельности которого с началом «шоковой терапии» реформаторы постарались напрочь забыть.

Победа второго направления означало провал «перестройки», который, как считает и сам Горбачев, не был фатально неизбежным. Он, по его мнению, явился следствием неадекватных действий и прямых ошибок, допущенных руководством в условиях острейшей политической борьбы.

Для пояснения сущности либеральных реформ в диссертации показываются ее основных этапы, которые в определенной мере характеризуют нынешние социально-экономические, политические и правовые процессы. По мнению автора, смысл этих реформ сводился по сути к планомерной и сознательной спекулятивно-криминальной агрессии, декорированной демократическими процедурами и разговорами о процветании России. Убедительным свидетельством этому является то, что никто, кроме властной верхушки, номенклатуры и криминалитета от этих реформ не выиграл.

Далеко идущими и опасными последствиями проведенных реформ явились серьезное ослабление российской государственности, угроза территориальной целостности России, нарушение экономических связей между регионами, разрушение социальной инфраструктуры, ликвидация социальных завоеваний нашего народа и, что самое страшное, духовное опустошение людей. Следствием экономических неурядиц, социальной нестабильности является и то, что наш народ сегодня либо не в состоянии исполнять свои основные публичные обязанности (добросовестно трудиться, защищать страну, проявлять гражданскую активность и пр.), либо не хочет это делать демонстративно, подменяя труд рвачеством, уголовщиной, защиту Отечества - службой в криминальных охранных структурах, гражданскую активность - равнодушием к выборам в органы власти, создавая почву для проникновения в них людей с сомнительной репутацией. А ведь именно равнодушие к своей судьбе, гражданская пассивность в сочетании с мещанскими стереотипами поведения, конформизмом позволили мифологизировать и «чудо» рыночной экономики, обеспечив законное право абсолютному номенклатурному меньшинству и их криминализированным попутчикам под флагом реформ безнаказанно присваивать общенародное достояние.

Для поддержки реформ СМИ, контролируемые реформаторами, инспирировали революцию в сфере морали. Вся привычная, причем не только социалистическая, иерархия ценностей, которая во многом соответствовала традиционной русской культуре, была перевернута. То, что раньше считалось достойным (коллективизм, взаимопомощь, честный труд, вторичность материального благополучия, денег, социальная справедливость и т.д.) было низвегнуто как мешающее становлению рыночных отношений. Высшими ценностями провозглашаются индивидуализм, прагматизм, власть, богатство без оглядки не только на закон, но и совесть. Абсолютной ценностью, не подлежащей сомнению, становится частная собственность. Но вместе с тем принципиальный вопрос о том, должен ли продукт труда свободного работника быть его частной собственностью, беспринципно проигнорирован пропагандистами рыночных реформ.

Особенно тлетворно эта «моральная» революция сказалась на молодежи, т.к. она особо восприимчива к окружающей среде, где видит торжество коррумпированных чиновников и откровенных уголовников. Дезориентировала эта революция и людей старшего поколения. «Новая мораль» слишком сильно отличается не только от социалистической, но и традиционно русской. Мораль социалистического общества хоть и не очень соблюдалась, но тем не менее служила хоть какимто ориентиром для народа, обеспечивая определенное духовное равновесие. Сегодня это равновесие нарушено, что породило хаос, сметение в сознании, нетерпимое для русского человека, привыкшего иметь целостное мировоззрение и руководствоваться высокими идеалами, а также потерю нравственных ориентиров и фрустрацию. Что же касается правящей элиты, коррумпированных чиновников и криминализированного предпринимательства, то в их сознании нынешние реформы возродили старую российскую воровскую традицию. Это позволяет со всей ответственностью сказать, что нравственный уровень современного общества крайне низок, что вполне закономерно, ибо период первоначального накопления капитала, который цивилизованное человечество пережило дватри века назад, высокой нравственностью не отличался. Поэтому сегодня наше общество отброшено далеко назад, что представляет серьезную опасность для благополучия государства и ее народа.

Данное обстоятельство стихийно, несмотря на все заверения реформаторов и СМИ о стабилизации ситуации в стране, осознает и сам народ, о чем свидетельствуют данные социологических исследований, показывющие растущее недоверие народа к проводимым реформам[11]. Серьезный удар по доверию к ним нанес и августовский финансовый кризис 1998 г.

Как нам представляется, объяснение тому, что нынешние реформы в России мало способствуют цивилизованному развитию общества, следует искать в отсутствии осознанной и принятой большинством народа модели будущего российского общества, что является главным вопросом национального мировоззрения. Без трансформации ядра культуры общества, которая наполнила бы все жизненное в нем активным, созидательным началом никакого прогресса в развитии любой страны быть не может. Анализ российской истории позволяет констатировать, что для России более органичным является не резкий бросок к прогрессу, а постепенное продвижения вперед на основе упорного и длительного просвещения народа. Но это, как правило, всегда игнорировалось.

Сегодня реализовать в общественном развитии России такой вариант возможность появилась, но у нее нет общенациональной идеи, цементирующей общество. Более того, и сознательный поиск ее еще не начался. Вместо этого идет хаотический, стихийный процесс, свидетельствующий однако о том, что инстинкт самосохранения у нашего народа еще не утрачен. Поэтому крайне важно понять: то, что в настоящее время раздражает и возмущает народ, раскалывает его, ведет порой к конфликтам, как раз и подталкивает общественное сознание к необходимости трудного выбора общего пути, который, кстати, впервые за века не навязывается пока государством. Это есть не что иное как выбор рациональных механизмов движения, организационных форм и структур, направленных на трансформацию российской традиционной культуры, как процесс поиска общенационального идеала, без которого просто немыслимо единство общества. Но это процесс длительный и требующий понимания того, что Россия и ее народ не могут принять какойто шаблон духовной жизни, навязанный ей извне, и жить по канонам других культур, потому что это великая страна, самодостаточный народ с тысячелетней историей и самобытной культурой. Следовательно, социальный идеал нации, общенациональная идея, должны быть органичными для общества, приемлемыми для большинства народа, учитывать его менталитет, традиции и вместе с тем способствовать безболезненному вхождению страны в международное сообщество.

Знакомство с моделями общественного развития, на которые нацелены современные наиболее благополучные страны, показывает, что все они во многом схожи и имеют ряд общих принципиальных параметров, таких как достаточно высокий уровень благосостояния граждан, их социальной защиты, доступность образования и профессиональной подготовки, наличие интеллектуального потенциала, экологически здоровая среда обитания и др. Такие общества сегодня относят к индустриальноинформационным, где информатизация является продолжением своего рода надстройки над процессом индустриализации. Такое общество характеризуют открытость информации, свободный доступ к ней и наличие технологических систем это гарантирующих, национальные интеллектуальные ресурсы, автоматизация, роботизация и технологизация систем в любой области деятельности, свободное вхождение в каналы мировой информационной сети и т.д. Это общество, возникшее в результате современной информационной революции, дающей колоссальное увеличение циркулирующей информации, что прежде всего позволяет относительно рационально решать экономические, социальные, политические и культурные проблемы.

Говоря о перспективах создания в России индустриально-информационного общества, необходимо отметить, что при всех прочих наших невзгодах, российское общество страдает дефицитом информации, предопределяющим во многом его перманентную отсталость. Поэтому построение у нас такого общества должно стать не только главной целью современных реформ, но и важнейшим средством обеспечения прогрессивного развития нашего общества, его благополучия. Причем, в отличие от других идеалов общественного устройства России, связанных либо с капитализмом, либо с социализмом, этот идеал социально нейтрален и может стать той общенациональной идеей, которая устроит большинство здравомыслящих представителей нашего общества, т.к. ориентирована на благополучие его граждан, включающее достаток, духовное богатство, гражданскую свободу, справедливость, социальную и правовую защищенность, динамизм, психическое и нравственное здоровье. Конечно, этот идеал сторонникам абстрактных «великих национальных идей», ратующим за возрождение России любыми средствами, или «западникам», копирующим внешние атрибуты либеральной демократии, совершенно неприемлем, т.к. слишком «приземлен», но они должны осознать, что сегодня человек не может не иметь вышеуказанные атрибуты благополучия. Только общество, которое способно обеспечить ему такие условия, вправе называться гуманным. Любая другая идеология, равнодушная к принципам гуманизма, неприемлема для России.

В настоящее время очевидно, что российское общество не может нащупать собственный путь прогрессивного развития. Идеология «особого пути», выдвигаемая как средство возрождения страны, не срабатывает, ведет к замкнутости и парадоксам типа призывов к восстановлению прогнившей монархии или плача по патриархальному прошлому России. Это следствие информационного голода, отсутствия знаний истории, традиций русского народа, необходимых для выработки реальной общенациональной идеи, умения рационально использовать мировой исторический опыт, что в конечном счете ведет к подражательству Западу в поисках образцов общественного развития. Именно не адаптированная национальной культурой идея рынка привела к формированию в России уродливой «рыночной» экономики, когда ничтожный процент богатых приходится на абсолютное большинство бедных при фактическом отсутствии «среднего» класса, цементирующего цивилизованное общество и создающего фундамент его благополучия.

Это результат прежде всего некомпетентности нашего общества. Об этом говорят явное бессилие власти, отсутствие перспектив выхода из экономического тупика, неконкурентно-способность отечественного производства, ставящая на грань банкротства большинство предприятий, отсутствие эффективно работающих на благо общества частных предприятий, допущение к командным высотам в экономике, политике криминалитета, баснословные состояния «новых русских», возникшие не в результате прогресса науки, техники, производства, а как итог финансовых афер, коррупции, бандитизма, экономической и правовой слабости государства.

Конечно, в таких специфических обстоятельствах переход к индустриально-информационному обществу не прост. В наиболее развитых странах он начинался в гораздо более благоприятных условиях, ибо там были более развитая промышленность, квалифицированное и менее деморализованное население, отсутствовал обвальный экономический кризис. Но всетаки структурные изменения в социально-экономической сфере России, свидетельствующие в его пользу, имеются.

Парадоксально, но именно в период обвала прежних экономических структур, связей и формирования новых форм собственности зарождаются глубинные процессы, ведущие наше общество к индустриально-информационному обществу. В сознании многих руководителей государственного и частного секторов экономики постепенно складывается понимание того, что выход из кризиса требует глубоких преобразований и модернизации в сфере технологий, в экономическом поведении, в структурной реорганизации общества. И эта работа, происходящая на базе отсталого, но всетаки индустриального общества, ведет Россию, пусть пока еще и стихийно, в необходимом направлении.

Отличие нынешней российской социально-экономической трансформации от той, которая происходила в развитых странах, заключается не только в том, что их экономический трамплин был выше, но и в наличии у них своевременно выработанной модели новой информационной цивилизации. И чем скорее будет выработана подобная модель, способная синтезировать русские национальные традиции и культуру с достижениями современных высоких технологий, науки и рыночной экономики в России, тем быстрее будет преодолен затянувшийся кризис.

Однако здесь могут быть возражения, что именно модель индустриально-информационного общества способна вывести страну из кризиса, а не общество традиционно православных ценностей. Дело в том, что вся история России и опыт современных реформ свидетельствуют о недостатке информации, необходимой для понимания российских реалий, и постоянная технологическая отсталость. Это важные, но далеко не исчерпывающие причины неудач. В конечном счете все противоречия, неизбежно сопровождающие реформы, протекают легче и разрешаются быстрее, если в обществе выше уровень жизни, культуры, образования, информированности. Общество традиционных православных ценностей, основанное на примате нравственности, вольно или невольно уходит от житейской стороны вопроса, что делает его эфемерным. Поэтому модель индустриально-информационного общества как социального образа будущей России наиболее целесообразна и реальна.

Но такую модель российского будущего предстоит еще создать, поэтому неизбежны дискуссии, столкновения мнений, противоречия, ибо только через синтез разнообразных точек зрения, на основе доброй воли и компромиссов она может быть внедрена в общественное сознание. Если выработка такой модели не состоится, то грядет дальнейшая дестабилизация нашего общества, всеобщий хаос и развал России, как это уже случилось с Советским Союзом, и исчезновение русского народа как этноса, что не мешало бы понять всем противоборствующим сторонам - и коммунистам, и либералам, и демократам, и консерваторам.

Необходимо осознать, что для формирования современной модели общества, сочетающего в себе достижения информационных технологий с национальными особенностями общества, характера народа огромное значение имеет его просвещение, воспитание экономического поведения и соответствующей ему этики. Просвещение всегда предшествовало радикальным преобразованиям. Об этом свидетельствуют многочисленные факты истории. Это условие необходимо для того, чтобы пересмот реть стереотипы в поведении и культуре, выработать новые общенациональные ценности, адекватные предстоящим переменам. В нашей стране, как уже отмечалось, реформы, как правило, начинались без подготовки, форсированно, с ярко выраженными тоталитарными проявлениями. Нынешняя реформа не стала исключением. Не были продуманы реальные механизмы ее осуществления, подсчитаны имеющиеся ресурсы, спрограммированы трудности и возможные последствия. Поэтому, чтобы положение поправить, надо принять срочные меры по серьезному и глубокому просвещению российского общества. Вот на этом поприще и следовало бы показать свои интеллектуальные возможности нашей рефлексирующей интеллигенции, чтобы формировать у людей рациональное экономическое поведение и этику действительно свободного, честного, компетентного человека, а не проходимца, которого подавляющая часть СМИ пытается представить образцом рационализма и предприимчивости.

Формирование нового человека в высшем смысле этого слова одна из важнейших задач современного российского общества, для чего необходимо прививать людям такие ценности, как свобода, гуманизм, справедливость, уважение прав человека, честность, образованность, профессионализм, умение адаптироваться в динамичной действительности, намечать реальные цели и активно добиваться положительных результатов. Однако, по нашему мнению, самая важная и сложная проблема современного российского просвещения - это формирование компетентности граждан на всех уровнях, т.к. во всем, что сегодня делается в стране, ощущается дефицит профессиональных и общегуманитарных знаний. Это результат не только советского периода нашей истории. Кстати, для тоталитарных и авторитарных режимов, конечно, если они не находятся на стадии полной деградации, характерен высокий уровень компетентности руководителей и специалистов, что непосредственно связано с их личным благополучием и безопасностью. Нынешняя тотальная некомпетентность - результат безответственного подхода к проведению реформ, неспособности их организаторов придать им осмысленный характер, а также политической и правовой анархии.

Сегодня у российского просвещения множество трудностей. Это и «утечка мозгов», нежелание молодежи идти в сферы подлинной культуры и образования, стремительное падение уровня жизни, сокращение ассигнований на образование, науку, культуру. За время реформ мир, страна, сфера обитания, психологический климат изменились кардинально и не в лучшую сторону. На поверхности видны отчетливо выраженные грозные явления - рост смертности, спад рождаемости, повышение уровня детской беспризорности, всплеск преступности, национальные конфликты, беженцы и пр. В глубине просматриваются явления пока еще слабовыраженные - осознание действительности, оценка происходящего, адаптация к нему и поиск путей выхода из создавшейся ситуации. Сейчас этот процесс идет скрыто, стихийно и задача просвещения - превратить его в явный, осмысленный, целенаправленный. Без решения этой задачи прогресс в России просто невозможен. Причем, здесь целесообразно использовать как собственный, так и положительный зарубежный опыт, опираясь при этом на совместные усилия политического руководства и прогрессивной интеллигенции, для чего необходимо осознать, что без высококвалифицированных, честных парламентариев, чиновников, инженеров, врачей, учителей, фермеров, предпринимателей государство бессильно и не вправе называться цивилизованным.

Из всего вышеизложенного вытекает, что специфика современного реформирования России во многом обусловлена ее исторически сложившимися национальными традициями и характером русского народа, под воздействием которых формировались политическое сознание, политические отношения, политическая организация и политическая система, т.е. элементы политической жизни, подвергшиеся реформированию. В результате в них так же стали проявляться особенности русского характера, что видно и в организации реформ, и в механизмах и способах ее проведения, и в отношении к ее социальным последствиям, реальной цене. На протяжении всей российской истории главным в реформаторских инициативах был не человек с его интересами и проблемами, а амбиции вождей. Человек использовался лишь как средство осуществления этих преобразований. Однако создается впечатление, что уроки истории игнорируются инициаторами и проводниками нынешних реформ, ибо происходящее в стране во многом иррационально. Никто не оспаривает необходимость реформ, приобщения России к ценностям мировой цивилизации, но реформы народу нужны созидающие. Механизм и средства их проведения должны быть цивилизованными, не разваливающими все до основания, не подталкивающими к кризисам и социальным конфликтам, не унижающими народ. Реформы во имя реформ и амбиций их инициаторов, реформы любыми средствами - это не демократия, а тот же тоталитаризм. Воспроизведение такой ситуации ведет к непредсказуемым последствиям, нанося ощутимый удар по безопасности России.

В главе четвертой «Взаимосвязь и взаимозависимость национального характера русского народа и социальнополитических аспектов безопасности России» подчеркивается, что анализ диалектики национального характера русского народа и его политической жизни будет не полным без рассмотрения этого процесса и в аспекте обеспечения безопасности страны, чему посвящены два параграфа данной главы.

Параграф первый «Политика Российского государства по обеспечению безопасности и ее влияние на характер русского народа» начинается с уточнения понятия «безопасность». Одним из ее уровней является безопасность национальная, т.е. состояние социальных институтов, обеспечивающее их эффективную деятельность по поддержанию оптимальных условий существования и развития личности, общества и госудаства.

Важнейшей стороной безопасности выступает ее политический аспект. Ее анализ с этой точки зрения предполагает исследование, во-первых, сущности власти, ее готовности и способности решать проблемы безопасности; во-вторых, механизма функционирования основных политических институтов и деятельности различных субъектов политики; в-третьих, политического сознания и политического поведения масс. Исходя из этого, в диссертации рассматривается влияние российской политики в области безопасности на русский характер.

Проблема обеспечения безопасности всегда была важной для России, что не могло не отразиться на характере русского народа. Национальный характер народа - это его судьба, поэтому неудивительно, что под воздействием исторических обстоятельств в том числе и многовекового бремени необходимости постоянной защиты своей независимости, суверенитета, государственности, национальных интересов в русском народном характере сформировались такие черты, как патриотизм, готовность к самопожертвованию, способность к напряжению всех сил в годину опасности.


   
 
  • Опубликовано: 25 февраля 2013 /
  • Просмотров: 16394
  •  (голосов: 2)
Выбор работ
Реклама
О нашем учебном сайте

Для всех студентов и даже нерадивых,

Для умных аспирантов и девушек красивых,

Для тех, кто изучает языки,

Для всех, кому нужны курсовики

(дипломы, авторефераты, диссертации),

Для будущих философов, психологов, юристов,

Для правоведов, сварщиков, экономистов,

Для всех, кто к знаниям стремится,

Учебный добрый сайт ну очень пригодится.