Русский национальный характер в контексте процессов формирования и развития политической жизни России

Сегодня, как и в прошлом столетии, в российской общественной мысли начинают явственно обозначаться тенденции славянофильства и западничества, что есть ни что иное как отражение происходящих преобразований, носящих неоднозначный и противоречивый характер. Исходя из той или иной ориентации, современные исследователи пытаются обосновать и свои научные взгляды на этнические проблемы России, порой впадая в крайности. Но, вместе с тем, помимо этих крайних точек зрения на развитие России и русского народа, в настоящее время возрождается также и концепция евразийства. По представлениям ее сторонников (Н.Н.Алексеев, П.М.Бицилли, Л.П.Карсавин, П.Н.Савицкий, Н.С.Трубецкий, и др.), наша страна - особый исторический и географический мир, не принадлежащий ни к Европе, ни к Азии, неповторимая социоприродная индивидуальность. Современная точка зрения на эту концепцию представлена в трудах Л.Н.Гумилева. И евразийцы, и Л.Н.Гумилев выступали за сохранение национальной самобытности народов, но они всегда были против узкого национализма и некоей мифической общечеловеческой культуры, что делает данные подходы к этническим проблемам актуальными в условиях нынешних российских реформ.

В диссертации обращается внимание на то, что некоторые исследователи проблемы национального характера исключают исторический и философский подходы ее изучения как научные (З.В.Сикевич и др.), считая, что изучать этнические проблемы можно только с помощью эмпирических индикаторов. Автор диссертации ничего не имеет против этого, но вместе с тем считает, что и исторический, и философский подходы являются также научными и имеют право на существование. Без исторического и философского осмысления этой проблемы обойтись невозможно, как и без анализа измеряемых с помощью эмпирических индикаторов явлений.

На основании научного анализа литературы, в диссертации делается вывод, что национальный характер является важной составной частью как духовного облика (менталитета) нации, так и ее национальной психологии. Это совокупность наиболее устойчивых, основных для данной национальной общности особенностей восприятия окружающего мира и форм реакций на него. В дополнение к этому определению, национальный характер можно представить и как совокупность специфических норм поведения и деятельности, типичных для представителей той или иной нации, которые отличают ее от других.

Факторами, определяющими совокупность норм и специфику деятельности нации, а также их взаимосвязь выступают, во-первых, психофизическая природа наций, образующая разные нормы реакции на окружающий мир у разных народов, во-вторых, тип общества, общественные отношения, имеющие ведущее значение для той или иной нации. Следовательно, национальный характер имеет социально-ценностную обусловленность. Поэтому его в более широком смысле можно представить как совокупность важнейших способов регулирования деятельности и общения, сложившуюся на основании системы ценностей общества, в котором длительное время живет нация. Такой подход, по мнению ряда ученых, которое разделяет и автор, наиболее продуктивен, т.к. основан на анализе ценностей, усвоенных народом в процессе его исторического развития. Эти ценности, ставшие элементами традиционного восприятия, мышления и поведения, определяют общественную жизнь и непрестанно воспроизводятся в процессе жизнедеятельности народа, передаваясь из поколения в поколение.

В работе подчеркивается, что когда речь идет о национальном характере, необходимо учитывать, что в его понимании много субъективизма, стереотипных оценок и суждений, далеко не всегда безобидных, а порой и оскорбительных для национального достоинства. Поэтому при его исследовании недопустимо акцентировать внимание на негативных аспектах восприятия представителями того или иного народа внешнего мира, особенностях форм логического мышления, выбора путей общественного развития и т.д. Подобные рассуждения объективно ведут к национализму и расизму.

Чтобы отделить эти суждения от реальных черт и особенностей национального характера народа необходимы глубокие знания его истории, культуры, традиций, быта и т.д., так как именно в них и отражаются подлинные качества его духовного облика. Необходимо также четко разделять какие из черт его характера являются национальными, а какие местными. Этот вопрос является важным элементом научного подхода к данной проблеме, ибо о характере нации следует судить не по поверхностным наблюдениям и случайным впечатлениям, а по сформировавшемуся в объективных формах жизни народа своеобразию исторических и культурных признаков, которые и характеризуют нацию в целом.

Автор обращает внимание на различные уровни национального характера. В литературе встречаются описания национального характера народа, национального характера классов, социальных групп и слоев, национального характера людей, представляющих ту или иную нацию, и национального характера конкретного человека.

Национальный характер народа как устойчивой исторической и этнической общности является отражением в психологии нации природно-географических факторов и особенностей ее исторического развития. Здесь речь идет об особенностях национальной общности, отличающих ее от других.

Национальный характер классов, социальных групп и слоев обусловлен особенностями развития этих общностей в рамках той или иной нации. Он также может оказывать серьезное воздействие на общественную жизнь.

Исследование национального характера представителей той или иной нации, предполагает выявление в них таких черт и качеств, которые являются доминирующими для большинства членов национальной общности, т.е. речь идет об изучении «модальной», «базовой» и иной социально обобщенной личности с учетом ее национальных характеристик. Причем, эта обобщенная личность весьма схематична и отражает лишь наиболее общие характеристики представителей нации.

И, наконец, когда речь идет о национальном характере конкретного человека, то здесь речь идет скорее о характере как психическом свойстве личности, которое не носит каких-либо врожденных национальных особенностей, поэтому в данном случае целесообразно вести речь скорее о национальных особенностях проявления характера личности, которые возникают у нее под воздействием условий жизни, воспитания и функционирования в специфически национальной среде.

В заключении первого параграфа делается вывод, что национальный характер - один из самых противоречивых компонентов этничности. Вместе с тем, анализ научной литературы по данной проблематике свидетельствует с том, что, во-первых, национальный характер существует, составляя стержень национального самосознания народа. Во-вторых, он не наследуется автоматически, а передается в процессе социализации. В-третьих, проявляется значительно сильнее в действиях не отдельных представителей нации, а целых групп в процессе межнационального взаимодействия. В-четвертых, далеко не каждый человек, принадлежащий к той или иной нации может считаться обладателем типичного национального характера. И, наконец, национальный характер достаточно устойчивая, но не постоянная составляющая национальной психологии. Она изменяется вместе с развитием народа, сохраняя при этом нечто особенное, что делает его не похожим на других.

Как показывают современные научные исследования, изучение национального характера возможно. Его эмпирическими индикаторами выступают элементы традиционной национальной культуры (обычаи, обряды, праздники, фольклор и т.д.), этнокультурные установки, а также система этностереотипов. Их изучение является основным эмпирическим инструментом выявления черт национального характера, несмотря на всю дискуссионность этого подхода. Однако не следует забывать, что национальный характер – продукт взаимодействия многих факторов в их социально-историческом развитии, поэтому требует анализа не только эмпирических индикаторов, но и социально-философского осмысления.

Во втором параграфе «Политическая жизнь России и специфика ее взаимосвязи с русским национальным характером» подчеркивается, что научный анализ понятия «политическая жизнь России» самым непосредственным образом связан c таким явлением общественной жизни, как политика. Приведенная в действие властью и воспринятая обществом политика формирует его политическую жизнь.

Политическую жизнь можно представить как совокупность духовных, эмоционально-чувственных, предметно-практических форм политического бытия человека и общества, которая характеризует их отношение к политике и участие в ней. Такой подход дает общее представление о политической жизни, но вместе с тем не отражает всех ее проявлений. Для выяснения сущности политической жизни общества целесообразно исходить из генезиса ее возникновения, функционирования и развития. Основу его составляют многообразные потребности и интересы людей, для реализации которых они вступают в определенные взаимоотношения. Поэтому политическая жизнь помимо материальных и духовных форм политического бытия человека и общества выступает и как процесс производства (воспроизводства) политических связей. Их основными показателями выступают политические отношения, политическое сознание, политическая организация и политическая система общества. Воспроизводство политических связей в совокупности всех этих показателей и составляет суть политической жизни.

Общественной средой, в которой складывается политическая жизнь человека и общества, служат экономические, идеологические, культурные, религиозные, правовые формы совместной жизни людей. Она самым непосредственным образом обусловлена состоянием гражданских и политических прав и свобод и сама в свою очередь непосредственно влияет на их формирование и защиту. Политическая жизнь не в последнюю очередь формируется культурно-историческими традициями, национальными особенностями народа.

Исходя из этих теоретических положений и рассматриваются в диссертации особенности политической жизни России, ее взаимосвязь с русским национальным характером и взаимообусловленность этих явлений общественной жизни.

Определенную методологическую помощь в решении этой задачи оказал автору оригинальный труд А.В.Оболонского «Драма российской политической истории: система против личности», где подчеркивается, что все существовавшие до сих пор цивилизации, при всем многообразии их культурно-исторических форм, можно рассматривать как развитие двух взаимоисключающих взглядов на мир - системоцентризма и персоноцентризма, фундаментальное различие между которыми состоит в полярности их ценностных шкал, в противоположности подходов к разрешению моральных конфликтов между личностью и общностью[2]. Системоцентристская традиция предполагает заведомое главенство интересов целого (государства и общества), тогда как персоноцентризм исходит из интересов и прав личности.

Всемирная история свидетельствует, что взаимоотношения между этими традициями всегда носили конфликтный характер, т.к. они воспринимали друг друга как серьезную взаимную угрозу. Менялись формы отношений, их тактика, идеологическая символика, но не суть противостояния. Трагическим примером противостояния этих тенденций внутри России являются события начала и конца XX в., свидетельствующие о том, что какие бы силы не пытались решать проблему выбора путей исторического развития России, без учета ее национальных особенностей они обречены к возврату на позиции тоталитаризма.

Объяснение этого только экономическими факторами не позволяет видеть их социальнопсихологическую сторону. Поэтому, по мнению автора диссертации, важным моментом исследования явлений общественной жизни, в том числе и политической, выступают и национальные особенности социальных противоречий и кризисов и т.д. Исследование национального характера помогает понять многие вне его контекста труднообъяснимые явления общественной жизни (особенности поведения разных народов в кризисные периоды их истории, типы их реакции на новые внешние обстоятельства и др.).

Наиболее существенным моментом национального характера выступают его преемственность и инерционность. Сегодня масштабы и темпы изменений усиливают то трагическое ощущение разрыва, которое испытывает современный человек, находящийся в зоне притяжения прошлого и будущего. Конечно, это не означает какогото фатализма. Но как научная категория национальный характер позволяет многое понять в российской истории, в событиях сегодняшнего дня, в возможном будущем. Без знания прошлого невозможно понять настоящего, а тем более прогнозировать будущее. Русский народ, как и любой другой, имеет собственный неповторимый исторический опыт. Это определяет его несхожесть, а порой и глубокие различия с другими народами. Исходя из этого, в диссертации рассмотривается специфика взаимосвязи политической жизни России и русского национального характера. Политический аспект здесь хотя и выступает как один из важнейших факторов его формирования и развития, но вместе с тем и сам обусловливается им. При таком подходе изменения в политической жизни, даже революционные, далеко не всегда означают столь же радикальные изменения в общественном сознании. Хронология политических перемен чаще всего не совпадает с хронологией изменений в национальной психологии.

Непредвзятый анализ истории России свидетельствует, что в ее общественной жизни всегда господствовал системоцентризм. Оппозиция «общество-личность», у нас практически не возникала. Но причиной этому была не гармония между двумя уровнями социального бытия, не отсутствие противоречий между индивидом и социальным целым, а совершенно однозначный, само собой разумеющийся вектор разрешения противоречий между ними в пользу целого.

Системоцентризм и соответствующие ему черты национального характера русского народа существенно влияли на всю общественную жизнь России, в том числе и на политическую. Инстинкт самосохранения у сложившейся в России общественной системы был весьма высокоразвитым. Она чутко реагировала на любые веяния, представлявшие для нее потенциальную опасность. И реакция на эту опасность была адекватной - подавить или уничтожить. Результаты этого весьма противоречивы. С одной стороны, запас прочности системы был действительно достаточно велик, поэтому никакие общественные катаклизмы, удары исторической судьбы не могли серьезно поколебать ее основы. С другой, любые возникавшие в истории России возможности както изменить ситуацию в обществе, освободить народ от ярма ничем практически неограниченной государственной власти либо пресекались на корню, либо парализовывались и обрекались на гибель, т.к. мгновенно вступали в противоречие с национальными стереотипами политического поведения и моральными основами социальных взаимоотношений, т.е. национальным характером. В результате русский народ постоянно оказывался перед лицом произвола государственной власти, в объятиях тоталитаризма.

Вместе с тем, не только национальный характер влияет на общественное развитие, определяя его тенденции, но и политическая жизнь, оказывает существенное воздействие на характер народа. Об этом говорит хотя бы то, что какими бы крепкими не были охранительные тенденции российского системоцентризма, до России доходило то новое, что зарождалось за ее пределами, а силы, ответственные за охрану системы, имея также определенные национальные особенности, не всегда добросовестно и ответственно относились к своим служебным обязанностям. К тому же некоторые новые идеи, приходившие из-за пределов страны, были весьма заманчивы, поэтому их стремились сохранить, но под строгим контролем властей, в специально отведенных местах, окруженных барьером социокультурной отчужденности. Уже в начале XIX в. наряду с традиционным системоцентризмом возникает и персоноцентризм западного типа, который приобретает заметную социальную значимость. Он впервые заявил о себе как о силе, которую было уже невозможно бесследно уничтожить и которая опиралась на определенную социальную базу (прежде всего на образованное, с чувством социальной ответственности дворянство) и достаточное развитое национальное самосознание. Отражением нарождающихся персоноцентристских тенденций явилось возникновение западничества и славянофильства.

К началу XX в. персоноцентризм в России получил весьма широкое развитие и принадлежность к нему стала ведущим признаком для выделения такой уникальной по своему значению и моральному статусу группы, как русская интеллигенция. Ее влияние на общественную жизнь страны оказалось таким сильным, что поколебала почву монолитного фундамента российского системоцентризма. Впервые его монопольное владение общественным сознанием оказалось под угрозой. Однако, оказавшись в опасности, он вновь показал свою феноменальную живучесть, сделав отчаянный радикальный маневр и ценой полной внешней трансформации уничтожив свою историческую альтернативу, вновь сохранил господствующее положение. Для этого ему пришлось пожертвовать многими традиционными символами, атрибутами и даже элитой общества, не сумевшей адаптироваться к новой модификации системоцентризма. Стихия глубинного национального системоцентризма захлестнула и родственную ему структуру самодержавной власти, и интеллигенцию, олицетворявшую персоноцентристскую тенденцию. Итоги Октябрьской революции показали, что системоцентризм, сменив идеологические и политические символы и атрибуты, разделавшись с персоноцентристской оппозицией, вновь утвердился в России. Примечательно, что это заметили даже люди, враждебно относившиеся к революции и социализму.

В диссертации подчеркивается, что все то, о чем говорилось выше, имеет интерес не только сугубо исторический. Традиционалистский российский культурный тип, основанный на системоцентристской социальной этике, и соответствующие ему черты характера народа - реальность общественной жизни и сегодня, требующая пристального внимания как одна из важнейших проблем современного развития России.


   
 
  • Опубликовано: 25 февраля 2013 /
  • Просмотров: 16403
  •  (голосов: 2)
Выбор работ
Реклама
О нашем учебном сайте

Для всех студентов и даже нерадивых,

Для умных аспирантов и девушек красивых,

Для тех, кто изучает языки,

Для всех, кому нужны курсовики

(дипломы, авторефераты, диссертации),

Для будущих философов, психологов, юристов,

Для правоведов, сварщиков, экономистов,

Для всех, кто к знаниям стремится,

Учебный добрый сайт ну очень пригодится.