Идеология искусственной универсализации мирового сообщества как основа глобализации

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, определяется степень научной разработанности проблемы, формулируются цели и задачи исследования, излагается его научная новизна, характеризуется методологическая основа работы, раскрывается ее научно-практическая значимость.

В первой главе «УНИВЕРСАЛИЗМ КАК ИСТОРИЧЕСКОЕ ЯВЛЕНИЕ» показано, что полноценный анализ европоцентризма с точки зрения философско-мировоззренческой проблематики невозможен вне понимания места и роли гносеологии в современной науке. Дело в том, что анализируемая в диссертации познавательная ситуация до настоящего времени не имела прецедента ни в истории науки, ни в истории философии. Это связано с тем, что сущностные характеристики европоцентризма в их глубоком, категориальном выражении до сих пор не были актуализированы под специальные и масштабные исследования современных проблем.

Диссертант исходит из разницы гносеологических базисов, на которых рассматривается европоцентризм: метафизики с диалектикой.

В данной части диссертации доказывается, что в западных традициях обосновывается необходимость теоретизирования индивидуализма, как ведущего оправдания необходимости и закономерности европоцентристской картины мира. Однако безусловно и то, что в контексте рассуждений неореалистов находится теория познания как теория репрезентации в ее неореалистическом содержании, согласно которому вещи рассматриваются как репрезентации понятий. Для такого подхода характерна приверженность к проектированию социальных процессов и социальных институтов, и, следовательно, воплощения этих идеальных проектов априори раскрываются как репрезентации этих идеальных проектов и т.д.[3].

В первом параграфе «ИСТОКИ ИДЕЙ УНИВЕРСИАЛИЗАЦИИ МИРОВОГО СООБЩЕСТВА» показаны основные аспекты классической европоцентристской картины, на базе беспристрастной попытки оценки самого явления европоцентризма, что даст возможность исследовать причины кризиса европоцентризма.

Поскольку задачей этой части исследования является анализ всех проявлений европоцентризма, в его многообразии, поэтому здесь рассматриваются основные направления развития социально-философской ситуации в мире, а также методология исследования различных типов общества, исторических закономерностей развития общественных структур и его устойчивости. Однако, как подчеркивается диссертантом, реальное общество индивидуализировано, в нем все взаимосвязано, поэтому мы начинаем анализ глобализации как разноликого явления с рассмотрения различных моделей мира, которые вскрывают и представляют сущность реальных обществ.

Диссертант показывает, что важным методологическим значением обладает само понятие «европоцентризм». Если мы хотим более объективно оценить положение Европы относительно неевропейского мира, то необходим сравнительный анализ, и, следовательно, необходимо отказаться от европоцентризма как историографического подхода, при котором развитие неевропейских стран либо вообще выпадает из виду, либо рассматривается исключительно через призму европейского развития. «Банальный европоцентризм, - писал Л. Н. Гумилев, - достаточен для обывательского восприятия, но не годен для научного осмысления разнообразия наблюдаемых явлений»[4], ибо, как в свою очередь замечает М. Ферро, он ведет « к созданию вымышленного образа Европы, а на его основе искаженной картины развития всего остального мира»[5].

В исследовании подвергаются критике различные мифы об особой роли Европы, и диссертантом доказывается, что они в совокупности сложились в большую мета-идеологию современного западного общества, которую принято называть европоцентризм. Здесь Европа - понятие не географическое, а цивилизационное (в прошлом веке говорили, что ядром Европы стали США). Европоцентризм можно назвать мета-идеологией Запада, потому что в его рамках развиваются и частные конфликтующие идеологии (например, либерализм и марксизм). Важно, что они исходят из одной и той же картины мира и одних и тех же постулатов относительно исторического пути Запада.

Исходя из этого, автор приходит к определению, что европоцентризм – культурфилософская и мировоззренческая установка, согласно которой Европа с присущим ей духовным укладом является центром мировой культуры и цивилизации. Примеры, доказывающие кризис европоцентризма, в свою очередь показывают, что данный процесс тесно связан с процессами глобализации. Этот факт важно учитывать при разработке стратегии развития отдельных народов, поскольку, как отметил Р. Коллинз, «мы не можем выпрыгнуть из истории. Интеллектуальное величие человека – это воздействие его идей на ход интеллектуальной истории, влияние на последующие за ним поколения»[6].

Для выяснение места и роли идеологии европоцентризма в современном мире автором проводится анализ традиционного для западного общества метафизического подхода к проблемам мирового сообщества. С картезианской точки зрения, как показано, строятся объяснительные научные теории без всякого обращения к опыту, просто силой собственного разума, так как всякое разумное высказывание (то есть говорящее само должно быть верным описанием фактов. Теорию европоцентризма оправдывали, используя гораздо более позднюю формулировку, принадлежащую Гегелю, в словах «все разумное действительно».

В диссертационном исследовании анализируются универсалистские тенденции, в частности, которые, в частности, нашли опору в разработке М. Вебером принципа рациональности, который автор рассматривал как историческую судьбу европейской цивилизации. Он пытался объяснить, почему формальный разум науки и римского права превратился в жизненную установку целой эпохи, целой цивилизации. Постепенное «расколдование» мира, вытеснение из мышления, из обществ, сознания магических элементов, с одной стороны, а с др. — все большее постижение последовательности и постоянства явлений, — вот те идеи, которые берут у Вебера современные философы, осмысливающие феномен европоцентризма[7].

Диссертантом рассматривается ситуация, характерная для многих исследователей, которые придерживаются концепции «опережающего развития» Европы, согласно которой отставание Востока было относительным, контрастным по сравнению с Западом. Можно сказать, что ключ к «европейскому чуду» находится в самой Европе, в особенностях ее экономического, общественного, политического устройства, в моральном и духовном складе европейского человека, но найти этот ключ можно путем сравнительного анализа Европы и неевропейского мира, который в свою очередь тоже не является однородным.

Как показывает диссертант, этот разрыв между Европой и не-Европой существовал в силу европейской сплоченности и эффективности, которые, в конечном счете, были, может быть, итогом относительно небольших размеров Европы (по сравнению с огромными просторами Азии, России, Америки, малонаселенной Африки). Преимущество Европы вытекало также из специфических социальных структур, которые благоприятствовали здесь более широкому капиталистическому накоплению, уверенности европейцев в своем завтрашнем дне. Капитализм здесь находился чаще под защитой государства, чем в конфликте с ним.

В диссертационной работе исследуется европоцентризм, как обобщающая и определяющая «идея» заключала в себе понимание особенностей существования и развития человека в границах прежде всего европейской истории. Особенностям европейского развития придавался всеобщий, универсальный характер. Философы Нового времени именно в нем видели образец культурного развития для любого народа. Все, что соответствовало этому образцу (т.е. образу жизни и мышления европейского человека), называли культурой, что не соответствовало - дикостью и варварством. Перейдя к широкой колониальной экспансии, экстравертивная буржуазная Европа с ее имперским мироощущением цивилизационного превосходства и «бремени белого человека» соответственно квалифицировала интравертивный Восток как отсталый, застойный и нецивилизованный. Вспышки национально-освободительного движения покоренных и вроде бы покорных «туземцев» Востока воспринимались как проявление «восточного коварства».

Таким образом, европоцентризм и другие универсалистские теории как социокультурный феномен имеют исторический характер и включает в себя как закономерные, естественные стремления социумов к интеграции, так и искусственные тенденции к унификации мира.

Во втором параграфе «СУЩНОСТЬ ЕВРОПОЦЕНТРИСТСКОЙ МОДЕЛИ МИРА КАК ПРЕДТЕЧИ ГЛОБАЛИЗАЦИИ» ставится задача исследовать истоки европоцентризма, рассматривая этот феномен как целенаправленную политику ее идеологов, проводимую в интересах небольшого количества стран в ущерб остальному мировому сообществу.

Особо уделяется внимание такому важному обстоятельству, согласно которому европоцентризм формировался по-разному, однако известно, что в этом случае использовались все возможные проникновения в чуждые, самодостаточные культуры. В средневековой Европе наряду со сферой церковного влияния глобализационные процессы захватили также и область образования: с XII века сложилась университетская интернациональная культура, так как во всех университетах Западной Европы преподавание велось на латинском языке и программы были унифицированы. Но и этот уровень объединения касался только тонкого слоя «верхней» культуры, тогда как другие слои сохраняли свою автономию. Однако известно, что возникновение объединенных культурных образований совсем не обязательно приводит к поглощению или подавлению существовавших ранее самобытных форм и культуры. Усреднение, унификация – скорее одно из возможных производных и побочных последствий процесса европоцентризма, а не его атрибутивное свойство.

Диссертантом особое внимание уделяется источникам, которые подпитывали европоцентризм как ведущее направление философской и политической жизни. Показано, что течение последних десятилетий выявился ряд источников европоцентризма.

1. Первый источник – это технологический прогресс, приведший к резкому сокращению транспортных и коммуникационных издержек, значительному снижению затрат на обработку, хранение и использование информации. Информационное обслуживание непосредственно связано с успехами в электронике – созданием электронной почты, Интернета.

2. Второй источник европоцентризма – либерализация торговли и другие формы экономической либерализации, вызвавшие ограничение политики протекционизма и сделавшие мировую торговлю более свободной. В результате были существенно снижены тарифы, устранены многие иные барьеры в торговле товарами и услугами. Другие либерализационные меры привели к усилению движения капитала и остальных факторов производства.

3. В качестве следующего источника европоцентризма можно отметить достижение глобального единомыслия в оценке рыночной экономики и системы свободной торговли. Начало этому было положено объявленной в 1978 г. реформой в Китае, за которой последовали политические и экономические преобразования в государствах Центральной и Восточной Европы и распад СССР. Этот процесс привел к идеологической конвергенции – на смену недавних противоречий между рыночной экономикой Запада и социалистической экономикой Востока пришло практически полное единство взглядов на рыночную систему хозяйства. Основным результатом такой конвергенции стало решение бывших социалистических стран о переходе к рыночной экономике.

4. Следующий источник, из которого черпают свои аргументы идеологи глобализации, — это теория рационального действия О. Канта-М. Вебера. Канта можно назвать одним из авторов теории «процесса рационализации». В основе этого процесса — очищение нашего мышления от пережитков телеологического и метафизического подходов. Это означает, что мы не должны привлекать в наш процесс восприятия вещного мира никаких сантиментов культуры, никаких домыслов, касающихся скрытой сущности мира или сущности вещей. «Социальные факты», как затем разъяснят нам последователи Канта, также должны восприниматься как вещи. Эта программа гносеологического вещизма предполагает, с одной стороны, извлечение познающего субъекта из системы социокультурных связей, мешающих воспринимать вещи в сугубо утилитарном, прагматическом контексте, с другой — извлечение самих вещей из системы вещных связей, создающих «порочный круг познания».

5. Важный источник европоценризма кроется в особенностях культурного развития. Речь идет о тенденции формирования глобализованных «однородных» средств массовой информации, искусства, попкультуры, повсеместного использования английского языка в качестве всеобщего средства общения.

Диссертант доказывает, что восходящая к эпохе Просвещения вера в прогресс человеческих знаний укрепляла представление об однонаправленном движении истории. Внеисторически понятая «разумность» в противовес «заблуждениям» и «страстям» рассматривалась просветителями как универсальное средство совершенствования общества. Прогресс мыслился ими как постепенное проникновение европейской цивилизации во все регионы мира. Если Гердер усматривал в восточном мире воплощение патриархата, идиллического начала, то Гегель уже пытался поставить вопрос, почему восточные народы ушли от своих человеческих истоков, остались в известной мере за пределами магистральной линии истории. Этот подход к оценке обществ, развития в дальнейшем стал вырождаться в апологетическую, по своей сути, «прогрессистскую» концепцию с характерным для нее представлением о науке (а затем и о технике, информатике) как об оптимальном средстве разрешения любых человеческих проблем и достижения гармонии на путях устроения рационально проектированного порядка. Сложившееся еще в философской классике возвеличение разумного, рационального, «эллинского» начала в противовес аффектированности, стихийности и эмпиричности иных культур, а также возникшее позднее стереотипное представление о технической цивилизации, активно содействовали формированию различных современных сциентистских иллюзий.

Кроме того, в диссертационной работе доказывается, что для понимания истоков и сущности европоцентризма важен еще один момент. Менталитет и традиции могут значительно влиять на определение роли исторического субъекта в конкретном явлении прошедшего. Отношение человека, как и всего общества, к своему прошлому связано не только с конкретным опытом, но также и со сформировавшимся менталитетом, что, в свою очередь, создает условиях для постижения объективной истории социума (то ли регионального, то ли государственного уровня) как части общечеловеческого процесса.

Одним из ведущих направлений в диссертационной работе является рассмотрение исторических корней европоцентризма, которые, как доказывается в этой части исследования уходят в процесс интернационализации, развивающейся, с позиции отдельных стран, в двух направлениях – вовнутрь и вовне. Особо подчеркивается специфика развития вовнутрь, предполагающего, что процесс идет по пути расширения использования иностранных товаров, капитала, услуг, технологии, информации в сфере внутреннего потребления данной страны. Развитие вовне характеризуется преобладанием ориентации стран на мировой рынок и глобальной экспансией фирм в торговле, инвестициях и других сделках. Главным следствием этого процесса наряду с ростом взаимозависимости государств является пространственная и институциональная интеграция рынков.

Ключ к пониманию природы европоцентризма надо искать на социальном уровне, в трансформации того общественного устройства, в котором мы существуем и развиваемся в течение столетий. Некоторые ученые называют его мегаобществом.

Таким образом, решить проблемы аксиологического несоответствия европоцентристской картины мира реальной социокультурной действительности можно в значительной мере при помощи ценностной шкалы, сложившейся на данном этапе индивидуалистического общества.


   
 
  • Опубликовано: 6 июня 2015 /
  • Просмотров: 10163
  •  (голосов: 1)
Выбор работ
Реклама
О нашем учебном сайте

Для всех студентов и даже нерадивых,

Для умных аспирантов и девушек красивых,

Для тех, кто изучает языки,

Для всех, кому нужны курсовики

(дипломы, авторефераты, диссертации),

Для будущих философов, психологов, юристов,

Для правоведов, сварщиков, экономистов,

Для всех, кто к знаниям стремится,

Учебный добрый сайт ну очень пригодится.