Диссертация. Речевые клише в современном английском языке: метакоммуникативная функция

1.2.3. Речевое клише, штамп (шаблон) и стереотип

В лингвистической литературе неоднократно предпринимались попытки как отождествить, так и разграничить понятия клише и штампа. Данная проблема возникла из-за большого сходства данных языковых единиц, которые, на наш взгляд, на самом деле составляют более широкий пласт лексики – класс стереотипов.

В лингвистическом словаре понятия клише и штамп отождествляются, рассматриваются в одной и той же словарной статье, озаглавленной как «штамп речевой», под которым понимается «стилистически окрашенное средство речи, отложившееся в коллективном сознании носителей данного языка как устойчивый, «готовый к употреблению» и потому наиболее «удобный» знак для выражения определённого языкового содержания, имеющего экспрессивную и образную нагрузку» [Ярцева, 2000:588]. С подобным отождествлением мы встречаемся и у Г.Н. Скляревской. В своём определении клише, которое она даёт в толковом словаре современного русского языка, клише описывается при помощи понятий «штамп», «шаблон в образе мыслей», «ходячее избитое выражение» [Скляревская, 2001:344]. Термин «шаблон», который встречается в данном определении, многими исследователями причисляется к синонимам термина «штамп» (см. Ярцева, 2000:588).

Отождествление клише и штампа стало возможным, очевидно, благодаря тому, что и клише, и штамп имеют сходную природу, происхождение. И клише, и штамп характеризуются воспроизводимостью. Данное сходство, в частности, доказывает тот факт, что клише может переходить в разряд штампа при условии безудержного массового воспроизводства [Ярцева, 2000:589]. Отсюда очевидно, что общим в природе и штампа, и клише является признак воспроизводимости, «готовости» для воспроизведения в речи.

Отличие штампа от клише, согласно энциклопедии «Кругосвет», кроется не в формальной, а функциональной плоскости: «штампы не участвуют в языковом манипулировании или языковой игре, а также не создают – в отличие от цитат – дополнительного социального смысла» Диссертация. Речевые клише в современном английском языке: метакоммуникативная функция. Также отмечается теснейшая привязанность штампов к определённой ситуации, которую они призваны описать, их зависимость от неё, тогда как клише являются более самостоятельными единицами.

Клише и штамп различаются и своей информативностью. В отношении информативности клише существует две точки зрения.

Первый подход заключается в признании за клише статуса необходимой, информационно важной единицы общения. Г.О. Винокур в 1929 г. писал о том, что в «подлинной литературной речи» обязательно должны присутствовать «штампы» и «закреплённые традицией формулы»; Ш. Балли говорил о неизбежности клише в газетных текстах, указывал, что «без них было бы невозможно писать быстро и правильно», Е.В. Розен полагал, что «наличие … клише – свидетельство развития информационного жанра» [цит. по Дридзе, 1971:170].

Второй подход заключается в том, что клише не имеет информационной важности в тексте и его употребление в речи нежелательно. Примером может служить точка зрения Фрэнка Байндера, который настаивал на том, что клише «наносит огромный вред человеческому мышлению и образованию» [Partridge, 1981:3].

Однако, на наш взгляд, из этого очевидно, что первый подход описывает собственно информативный статус клише, второй же применим исключительно к штампам. Клише, по сравнению со штампом, большинством лингвистов считается информативно более важным, несущим положительно-оценочное значение при построении текста. Такой точки зрения придерживаются В.Н. Ярцева, Д.Э. Розенталь, А.А. Барченков, Т.М. Дридзе. В целом, данная позиция состоит в том, что при использовании клише цель, поставленная в процессе коммуникации, успешно достигается. Воспроизводимость клише в различных ситуациях не вызывает «оскомины» у собеседников, тогда как употребление штампа всегда связано с негативной ответной реакцией слушающего. Штамп же представляет собой «избитое выражение с потускневшим лексическим значением и стёртой экспрессивностью» [Розенталь, 2001:168], употребления которого следует избегать, особенно в повседневной речи. В.Г. Костомаров указывает, что «чрезмерно частое повторение одного и того же слова или выражения выхолащивает его смысл, превращая его в пустой звук» [цит. по Дридзе, 1971:171]. Т.М. Дридзе утверждает, что именно текстовая информационная нагрузка является признаком клише, отличающим его от штампа. «Языковым штампом становится клише, которое по той или иной причине потеряло для интерпретатора свою первичную, или текстовую информационную нагрузку, стало бессмысленным, незначимым для получателя информации, иными словами, стало дисфункциональным» [Дридзе, 1971:172]. Подобная точка зрения отражена и в лингвистическом энциклопедическом словаре, в котором клише определяются как нейтральные понятия, имеющие «информационно-необходимый характер» и относящиеся к «целесообразному применению готовых формул в соответствии с коммуникативными требованиями той или иной речевой сферы» [Ярцева, 1990:588]. Данное определение определяет место клише среди коммуникативных единиц, обладающих текстовой функциональной нагрузкой. Именно эта нагрузка несёт в себе «информационно-необходимый характер», т.е. клише заключают в себе необходимую для участников общения информацию. Об информационно-необходимом характере клише говорит и А.А. Барченков, который, исследуя данную проблему с точки зрения стилистики, приходит к выводу, что клише – «стереотипные словосочетания, обладающие структурными, семантическими и стилистическими свойствами, важными для построения газетного текста» [Барченков, 1981:5]. Именно А.А. Барченков предпринимает попытку разрешить спор об информативности клише и штампов, утверждая, что между категориями клишированности и штампованности существуют диалектические отношения, которые выражаются в изменении функциональных свойств единиц, переходящих из разряда штампов в разряд клише и наоборот [Барченков, 1981:23]. Данное утверждение подтверждает правомерность объединения клише и штампов в одну категорию – категорию стереотипов.

Понятие «стереотип» в современной лингвистической науке многозначно. Причиной тому является рассмотрение данного явления с двух позиций: 1) стереотип – некоторое ментальное образование, которое изучается психолингвистикой для выявления субъективных представлений, суждений о предмете (Е. Бартмински, С.Е. Никитина); 2) стереотип – некоторая ментально-лингвальная структура, в которой подчёркивается наличие языковой и ментальной форм (В.В. Красных, А.А. Барченков).

Е. Бартмински понимает стереотип как «субъективно детерминированное представление предмета, в котором существуют описательные и оценочные признаки и которое является результатом истолкования действительности в рамках социально-выработанных познавательных моделей» [Бартминский, 1995:7]. Очевидно, что в данном случае «стереотип» не обозначает какого-либо языкового явления, а используется для исследования типичных для определённого сообщества когнитивных процессов.

Сходным образом оценивает понятие «стереотип» С.Е. Никитина, утверждая, что стереотипы не являются лингвистическими единицами и могут быть поведенческими, мировоззренческими, стереотипными могут быть суждения о каких-то понятиях и реалиях. С.Е. Никитина отрицает саму терминологическую природу стереотипа, вместо которого предлагает использовать а лингвистике понятие «клише» как языковое выражение стереотипа. «Стереотипные суждения о предмете, каждый раз воспроизводимые в одной и той же языковой форме, становятся речевыми клише» [Никитина, 1995:81]. Однако если согласиться с точкой зрения А.А. Барченкова и признать стереотип родовым понятием, объединяющим и клише, и штампы, при подходе С.Е. Никитиной из понятия стереотип исключаются штампы, что, на наш взгляд, является недостатком данной позиции.

А.А. Барченков, в отличие от двух вышеперечисленных точек зрения, считает, что стереотипные словосочетания могут иметь языковое выражение и определяет их как «часто воспроизводимые в газетных текстах единицы, характеризующиеся абстрактностью значения и оценочными свойствами, имеющими социально-закреплённый, традиционный характер» функциональная ценность которых определяется коммуникативной целью, информацией, получаемой от стереотипной единицы, и отношением читателя к этой информации [Барченков, 1981:3].

В.В. Красных, как и А.А. Барченков, понимает термин «стереотип» достаточно широко. Она относит данное понятие к прецедентным феноменам, которые представляют собой хорошо известные всем представителям национально-лингвокультурного сообщества, актуальные в когнитивном плане явления, обращение к которым постоянно возобновляется в дискурсе представителей того или иного национально-лингвокультурного сообщества [Красных, 1998:97]. Прецедентные феномены обладают признаками повторяемости, национально-культурной маркированности, ассоциативной свёрнутости, отрефлексированности, клишированности, а также шкальностью оценок. [Сорокин, Гудков, Красных, Вольская, 1998:33]. Стереотипы, в отличие от собственно прецедентных феноменов, не являются элементами когнитивной базы лингвокультурного сообщества, однако они всегда национально маркированы [Красных, 1998:98]. С точки зрения содержания, по мнению В.В. Красных, стереотип – «фрагмент концептуальной картины мира, существующий в сознании… некое устойчивое минимизировано-инвариантное, обусловленное национально-культурной спецификой представление о предмете или о ситуации», рассматриваемых абстрактно, в обобщённом значении [Красных, 1998:128]. С точки зрения формы, данные представления облекаются в языковую оболочку. Таким образом, стереотип в интерпретации В.В. Красных имеет две ипостаси: психологическую и языковую. Оба класса стереотипов В.В. Красных подразделяет на клише и штампы, подчёркивая, таким образом, общую природу данных единиц. Вслед за Т.М. Дридзе, она считает, что клише и штампы необходимо разграничивать на основе признака информативной нагрузки: клише всегда ассоциируется с инвариантом восприятия, соотносимо с теми прецедентными феноменами, которые имеют полную парадигму значений-смыслов; штамп же не предполагает «соположения» реальной и прецедентной ситуации, не несёт никакой семантической нагрузки [Красных, 1998:105-106].

Стереотип, как следует из вышесказанного, не просто прецедентный феномен, но и родовой термин для понятий «штамп» и «клише». Такой же точки зрения придерживаются и Д.Э. Розенталь, и В.Н. Телия, которая выделяет следующие особенности стереотипа: фиксация превращения в нерефлексируемый навык, обычай или инструкцию [Телия, Сорокин, Базылев, 1999:5].

Принимая описанные выше аргументы, мы считаем, что понятие «стереотип» шире понятия «клише», так как первое включает в себя последнее (см. работы В.В. Красных, А.А. Барченкова). Отнесение клише и штампа к стереотипным единицам свидетельствует об их очень тесной связи и большом сходстве между собой.

Сходство речевых штампов и клише проявляется и в их структуре: ими могут являться не только речевые фрагменты, но и структурные модели употребления тех или иных речевых единиц Диссертация. Речевые клише в современном английском языке: метакоммуникативная функция. Например, штампы vital issue (насущный вопрос), free world (свободный мир), pillar of society (столпы общества), bulwark of liberty (оплот свободы), escalation of war (эскалация войны) имеют одинаковую структуру N+of+N, которая является довольно частотной среди газетных штампов, а клише Allow me …, Excuse me to…, Remember me to имеют в своём составе глагол в повелительном наклонении и личное местоимение в объектном падеже.

Как видно из вышеперечисленного, хотя речевые клише и штампы различаются между собой признаком приемлемости употребления в речи для достижения коммуникативной цели, они, находясь в рамках одной категории стереотипов, имеют общие черты: происхождение, становление, обеспечивают минимизацию коммуникативных усилий. На основании вышеперечисленных характеристик речевых клише и штампов мы считаем правомерным объединить Фразеологию-3 и Фразеологию-4, выделяемые В.Н. Телия, в один раздел фразеологии, изучающий стереотипы.


   
 
 
  • Опубликовано: 28 июня 2011 /
  • Просмотров: 51948
  •  (голосов: 2)
Выбор работ
Реклама
О нашем учебном сайте

Для всех студентов и даже нерадивых,

Для умных аспирантов и девушек красивых,

Для тех, кто изучает языки,

Для всех, кому нужны курсовики

(дипломы, авторефераты, диссертации),

Для будущих философов, психологов, юристов,

Для правоведов, сварщиков, экономистов,

Для всех, кто к знаниям стремится,

Учебный добрый сайт ну очень пригодится.