Есть ли будущее у русской цивилизации?

Глава четвертая. Столкновение цивилизаций: неизбежность и последствия

Время модерна завершилось. В эпоху постмодерна либерализм становится абсолютным и безальтернативным. Постмодерн отторгает все, что составляет содержание русского культурно-исторического мира: суверенность, государственность, научную рациональность.

Против России одновременно используются два вида разрушающего воздействия: психологическая война и либеральные реформы. Вследствие либеральных реформ экономика страны и жизненный уровень народа отброшены на столетие назад. Очевидны результаты и психологической войны — прежние нравственные устои общества объявлены ложными, а новые не определены. Люди утратили способность правильно оценивать реальность.

Разрушение культуры государственности осуществляется через слом общественных институтов, утрату возможности управления страной из единого центра. Чтобы устранить Россию как суверенное государство, достаточно превратить ее из субъекта управления в объект управления, зависимый от чужой воли.

Властвует мировая закулиса — детище международного сообщества банкиров. Она властна над теми обществами, где деньги стали главной ценностью и основой власти. Россия не приняла ни культа денег, ни лозунга «успех любой ценой». Но «перестройка» открыла простор для внешнего управления Россией через кабальные кредиты международных банков.

Западная культура эпохи капитализма выработала преходящие ценности, они не могут приобрести значение всеобщих ценностей. В русском мире проблема выживания обострена неблагоприятной природно-климатической средой обитания этноса. Поэтому вечные ценности здесь востребованы постоянно.

России, чтобы сохраниться как явлению общепланетарному, нужно стать носительницей идеи глобальной значимости, способной сплотить людей и направить их к достижению определенной цели.

Угроза взаимоуничтожения

С усилением процессов глобализации и реализацией политики однополярного мира возникли новые планетарные проблемы, и человечеству необходимо найти пути и средства их решения.

Изменились соотношения между внешними и внутренними факторами развития национальных хозяйств в пользу внешних. Теперь ни одна страна мира не в состоянии эффективно осуществлять свою экономическую политику, не учитывая общих глобальных проблем и нормы поведения основных участников мирохозяйственной деятельности.

Другая общепланетарная проблема — ограниченность невозобновляемых ресурсов и их неравномерное распределение. Применяются новые способы ее решения: борьба за контроль над невозобновляемыми ресурсами (нефть, газ, пресная вода, пахотные земли, редкоземельные металлы и др.); геополитическое противостояние за контроль над регионами планеты, богатыми сырьевыми и топливно-энергетическими ресурсами.

Плотность населения Земли крайне неравномерна; перенаселение в одних регионах и демографический кризис в других обострили территориальную проблему. Участились глобальные экологические катастрофы; меняется климат. Возможен насильственный передел территорий.

Национальное богатство (активы) распределено по регионам неравномерно. Различия касаются прежде всего природного невозобновимого потенциала. Российские эксперты оценивают стоимость национального богатства России в пределах 320—380 трлн. долларов. Из них примерно 83—88% — стоимость природных ресурсов. В расчете на душу населения невозобновляемый природный потенциал в начале третьего тысячелетия в денежном выражении в России составлял 160 тысяч долларов, на континенте Северной Америки 16 тысяч, в Западной Европе — 6 тысяч, в Тихоокеанских странах (Япония, Австралия и Новая Зеландия) — 8 тысяч, на Ближнем Востоке — 58 тысяч долларов.

Сложились три основные планетарные геоэкономические зоны — Американская, Европейская и Тихоокеанская (или Азиатская). Мировое хозяйственное пространство обрело новые реальности, здесь действуют иные геополитические и геоэкономические тенденции. Все они представляют систему вызовов для России.

На территории России сосредоточено от 25 до 30% запасов всех мировых сырьевых ресурсов (топливно-энергетических и биологических) и более 50% стратегического сырья (алюминия, платины, кобальта, никеля, урана и т. д.). По мнению зарубежных аналитиков, нынешняя Россия не может самостоятельно освоить свои природные богатства, поскольку она лишилась нужного трудового и производственного потенциала. В качестве одного из вариантов решения проблемы предлагается расчленить Россию на экономические зоны-анклавы и поставить их под контроль стран Скандинавии, Европы, Китая и США. Общая логика развития геополитических процессов в мире приведет к экономическому расчленению отдельных российских регионов с перспективой их включения в различные геоэкономические зоны: Американскую, Азиатскую и Европейскую. Дробление некогда единого советского пространства на отдельные экономические зоны и вовлечение их в периферию уже сложившихся геоэкономических зон совпадает с позицией и Запада, и Востока. В международном разделении труда в первой половине XXI века России отводится экспортно-сырьевая специализация. Уже сейчас она ориентированно-сырьевая держава. Почти 90% ее экспорта составляют топливно-энергетические активы (газ, нефть и т. д.) и различного рода сырье (лес, металлы). Российское руководство, кажется, предприняло попытку выйти из такого незавидного положения - предлагает не называть Россию сырьевым придатком стран «золотого миллиарда», а объявить ее мировой энергетической державой. Однако смена названия сама по себе сути не меняет.

План расчленения России на зоны-анклавы означает ликвидацию России — суверенной державы и русского культурно-исторического мира — общепланетарного явления. Он станет прямым продолжением уже реализованного проекта разрушения СССР. Рассмотрим вопрос подробнее, сопоставим замыслы и их практическое воплощение.

В канун двадцатилетия начала перестройки, 1 марта 2005 года «Горбачев-фонд» презентовал аналитический доклад. Из откликов прессы на представленный доклад обращает на себя внимание следующее: 1) в докладе итоги перестройки оценены как «социальная, социокультурная и антропологическая деградация последних 15 лет»; 2) «отец перестройки» снимает с себя ответственность за эту деградацию страны и перекладывает ее на своих преемников: Б. Н. Ельцин — «автор совсем другой модели»; 3) вожди перестройки так и не поняли, что работали и продолжают работать по чужому сценарию: «вся их деятельность четко вписывается в "Директивы Совета национальной безопасности США 20/1" от 18.08.1948 года и планы "Гарвардского проекта"«.

Первый вывод аналитиков из «Горбачев-фонда» ничего нового не содержит: задолго до вынужденного признания «перестройщиков» его сделал для себя каждый мыслящий человек, не утративший способности восприятия постперестроечной реальности. Объяснима и попытка зачинщиков великого разорения целого культурно-исторического мира уйти от ответственности за содеянное, замести следы преступления. А вот третье резюме, пожалуй, способно пробудить тех, чьим сознанием до сих пор продолжают манипулировать.

Документы, на которые сделана ссылка, положены в основу так называемой «Концепции государственной безопасности США», работа над ней началась еще в 40-е годы XX столетия. «Директивы Совета национальной безопасности США 20/1» определили цели холодной войны — разрушение Русского мира,, его нравственных и духовных ценностей путем психологического и идеологического воздействия. Директивы дополнил так называемый «Гарвардский проект»; он представляет собой конкретный, детализированный план уничтожения СССР — России: суверенное государство подлежит разрушению; запланировано сокращение населения страны в десять раз; сырьевые и энергетические ресурсы вывозятся за границу, для чего предусматривается строительство хороших дорог в морские порты, а опустевшую от населения территорию «отдают англосаксонской расе».

Программа «Гарвардского проекта» рассчитана на три пятилетки. «В первое пятилетие с 1985 по 1990 год будет проходить "Перестройка" с ее гласностью, борьбой за социализм "с человеческим лицом", подготовкой реформ перехода "от социализма к капитализму". "Перестройкой" должен руководить один вождь, предположительно Генсек». «Второй этап — "Реформа", ее время — 1990—1995 годы, цели: ликвидация мировой социалистической системы; Варшавского договора; ликвидация КПСС; ликвидация СССР; ликвидация патриотического социалистического сознания». Реформой руководит уже другой вождь. Третий этап — "Завершение", его время — 1996—2000 годы. Им руководит третий вождь. Третий этап включает решение следующих задач: "ликвидация Советской Армии; ликвидация России как государства; ликвидация атрибутов социализма, вроде бесплатного обучения и медицинского обслуживания, и введение атрибутов капитализма: за все надо платить; ликвидация общественной и государственной собственности и введение частной собственности повсеместно"». «Завершение» должно сопровождаться «вымораживанием голодного населения России». «Гарвардский проект» реализован почти в полном объеме. «Горбачев четко уложился в отведенный ему срок. Ельцин заглянул время, хотя и выполнил все стоящие перед ним в "проекте" задачи». Путин тоже выполняет «Завершение», но «пытается реализовать его не в полном объеме». Однако в его действиях не просматривается ясно осознанная определенность, он хочет совместить несовместимое: укрепить государственность и сохранить управляемость страной, но при этом продолжает либеральные реформы, которые являются причиной развала России и как государства, и как культурно-исторического мира. Но даже такой политически невнятный Президент РФ, оказывается, представляет опасность для творцов нового мирового порядка.

Здесь требуются пояснения. Против русского мира одновременно используется два вида разрушающего воздействия — психологическая война и либеральные реформы. Результаты психологической войны весьма впечатляющи. Прежние нравственные устои общества объявлены ложными, а новые не определены. Люди утратили способность правильно оценивать реальность, ощущение душевной комфортности и уверенности даже в ближайшем будущем. Манипуляторам удалось подчинить своему влиянию сознание значительной части населения, сделать его пассивным, когда уничтожались жизненные устои народа.

Реформы также выполняют возложенную на них задачу. Любая реформа должна улучшать, а не ухудшать жизнь людей. Но только не в России, здесь все происходит наоборот: либеральные реформы лишены созидательной функции и с самого начала наделены силой разрушительной. Именно так и задумано: разрушить русский мир под видом реформирования. Директор Института проблем рынка академии Н. Петраков1 вынужденно констатирует: промышленная мощь СССР исчерпана. Новое не создается; крупные предприятия, дороги, коммуникации, водные каналы, единая энергетическая система, позволяющая управлять расходом электроэнергии в разных часовых поясах по всей стране из единого центра, построены еще в советское время. На предприятиях металлургической отрасли оборудование работает около 60 лет; износ оборудования в авиационной промышленности составляет 48%; предприятия нефтяной отрасли износились на 70%, нефтеперерабатывающие заводы не в состоянии производить качественный бензин, соответствующий экологическим нормам. По развитию железнодорожного транспорта Россия отстала от других стран на 60 лет. «Что будет, когда все это развалиться?» — спрашивает он. Н. Петраков считает, что инвестиции проели. Это не так. Амортизационный фонд хранится в банке, его проесть нельзя, но зато можно украсть. Да и прибыль поступает в распоряжение частных владельцев предприятий, которые предпочитают вывозить ее за границу. Уже к концу 90-х годов Россия в своем падении переступила предельные пороги опасности (критические показатели) по всем основным критериям функционирования общества.

Людей приучили к тому, что все российские реформы обязательно завершаются крахом: «Реформы армии привели к ее разгрому без ведения боевых действий. Реформы села — к его разрухе. Реформы промышленности — к ее развалу. Реформы здравоохранения — к недоступности абсолютного большинства людей к лечению и лекарствам. Реформы образования и науки — к их деградации. Реформы в социальной сфере — к обнищанию большинства населения. Реформы в политической и общественной жизни — к отвращению большинства людей от участия в политике и общественной жизни. Реформы правительства — к фактической потере управления страной»; «заявленные цели реформы правительства — повышение управления, компактность структуры власти, снижение коррупции и чиновничьего произвола — не достигнуты».

Причина провала реформы системы управления — в бездумном подражательстве. «Вслепую скопировали американскую трехзвенную модель управления, не подумав, как она приживется на российской почве. Но в США эта схема работает под контролем и под давлением судебной системы, партий и общественного мнения. И когда вы переносите эту схему в условия нашей вертикали, с ней происходит то же самое, что с вытащенной на поверхность глубоководной рыбой. Давление снаружи падает, рыба лопается — бюрократия только пухнет и раздувается». Количество чиновников увеличилось за 15 лет почти вдвое: с 716 400 в 1991 году до 1 318 600 в 2004 году. Перечень катастрофических для страны последствий реформ можно продолжать очень долго. После чего возникает вопрос: это все случайность или злой умысел?

Объяснить происходящее случайностью не получается: слишком явно прослеживается продолжение процесса выполнения плана «Гарвардского проекта». Мировой закулисе вовсе не нужна процветающая Россия, имеющая вес в международных отношениях. На то, чтобы лишить ее этой роли, тратятся огромные деньги и усилия. Запад вербует себе сторонников среди молодежи. При этом проводники «реформы» настолько уверены в собственной безнаказанности, что утратили чувство меры: их не очень беспокоит, что даже то, ради чего они затеяли великое разорение, — введение атрибутов капитализма (за все надо платить), претворяется в жизнь в извращенной форме. Трудно поверить, что в «экономическом блоке» правительства РФ действительно сидят одни неграмотные люди, не понимающие, что так называемые «социальные льготы» на самом деле льготами не являются, а что это невыплаченная в обычной форме часть заработной платы и пенсии. Известна история происхождения фондов общественного потребления. В СССР, в период осуществления гигантских социальных проектов, чтобы обеспечить всему населению не только декларируемый, но и реальный доступ к образованию, медицинскому обслуживанию, культурному досугу, спорту, транспортным услугам, решить жилищную проблему, социальную часть стоимости рабочей силы не включали в заработную плату каждому работнику; ее сконцентрировали в особом общественном фонде [заработная плата — цена рабочей силы включает физическую (физиологическую) и общественную (социальную) составляющие]. Из данного фонда общественного потребления и финансировались эти весьма дорогостоящие социальные услуги.

В «демократической» России, где доступ к социальным благам проложен по принципу «за все надо платить», фонды общественного потребления таинственно исчезли. Люди, а их десятки миллионов, стали получать нищенские зарплаты и пенсии. Новую политику заработной платы и пенсий, соответствующую изменившимся социальным и экономическим условиям, которая возвращала бы в фонд заработной платы и пенсий стоимость социального элемента рабочей силы, так и не выработали. Об этом никто и не думает: денег нет — пенсионный фонд и фонды общественного потребления разворовали. Журнал «Форбс» обнародовал состояние 20 российских олигархов. В 2005 году оно составило более 77 млрд. долларов США. Если деньги олигархов поделить на 21 млн. самых бедных россиян, чей доход ниже 2000 руб. в месяц, те сразу получат прибавку в 4300 долларов. Столько, сколько получают за пять лет. На начало 2006 года в России насчитывалось 720 миллиардеров, из них 50 — долларовые. Они контролируют активы на 291 млрд. долларов. Для сравнения: федеральный бюджет России в 2006 году составил около 180 млрд. долларов США. 39 долларовых миллиардеров своим капиталом обязаны нефтяной и металлургической отраслям, т. е. бывшей социалистической собственности. Среди долларовых миллиардеров 7 представителей властных структур.

Чтобы не допустить всеобщего протеста, либеральные правительства в 90-е годы предприняли маневр: предоставили самым обездоленным — пенсионерам и ветеранам некоторые бесплатные услуги или сократили размер их оплаты. В 2005 году правительство РФ решило, что настало время наступления, и снова лукавит, выдавая монетизацию льгот за акт великого благодеяния, а в действительности осуществляет очередное ограбление населения.

Люди поняли, что их в очередной раз пытались обмануть, что Закон о монетизации — это предательство их интересов. На этот раз вся страна восстала против монетизации. Властям пришлось срочно вносить изменения. Год спустя подвели итоги.

Аудиторы Счетной палаты установили, что по 5,7 млн. выписанных на получение лекарств рецептов нуждающиеся их так и не получили. Зато с прибылью оказались посредники, которые закупают лекарства у производителей и продают их аптекам. Пять отобранных для этой цели фирм освоили на сумму 191 млн. долларов бюджетных средств. За свои услуги они взяли 25%, что составило примерно 38 млн. долларов. Некоторые посредники умудрялись продавать аптекам лекарства для льготников по более высокой цене, чем в обычную продажу.

«Лекарственная мафия — не единственная, кто нагрел руки на замене льгот деньгами. Монетизация здорово помогла железнодорожникам, связистам, автобусным паркам — в общем, всем тем, кто предоставлял людям льготы». За первую половину 2005 года только московская городская телефонная сеть (лишь небольшая ее часть принадлежит государству, 55,62% владеет частная компания) заработала 8,7 млрд. руб. — на 20,2% больше, чем за первую половину 2004 года. Ее чистая прибыль удвоилась. В целом выручка региональных операторов связи за первые полгода выросла на 546 млн. долларов.

Выручка «Российских железных дорог» только от пригородных перевозок в первом полугодии 2005 года по сравнению с 2004 годом выросла в 2,3 раза — на 4,6 млрд. руб. Компания не скрывает, что 3,7 млрд. руб. — это заслуга монетизации. Заработал свое и городской транспорт: доходы от продажи билетов увеличились в полтора раза.

В выигрыше оказались и производители железнодорожной техники и автобусов. По информации холдинга «Русские автобусы», в 2005 году заказы от муниципалитетов на автобусы «ЛиАЗ» выросли примерно на треть.

Монетизация ударила по 45 млн. населения страны. Государству она стоила в 2005 году 387 млрд. руб. А в следующие годы станет еще дороже — федеральные льготники отказываются от набора социальных услуг и требуют от государства выплаты денег.

Начался переход к платному образованию и медицинскому обслуживанию, 100%-ной оплате коммунальных услуг и т. д. И это в условиях чудовищной эксплуатации основной массы самодеятельного населения, нищенской пенсии и сверхдоходов кучки внезапно разбогатевших. «Провальная реформа привела к массовым протестам абсолютного большинства населения страны (как в открытой форме, так и в молчаливой ненависти к власти). Реформа проведена так бездарно, что невольно возникает вопрос о вредительстве со стороны определенных людей во властных структурах».

Авантюрные действия правительства вызвали неудовольствие даже у властей предержащих. Ю. М. Лужков, мэр Москвы, обеспокоен судьбой нового русского капитализма: его могут погубить сами реформаторы. Выступая перед студентами МГУ, он заявил, что история отечественного капитализма может закончиться так же, как в 1917 году, если предстоящее реформирование народного образования, высшей школы, культуры, науки, здравоохранения, жилищно-коммунальной сферы проведут так, как проводилась монетизация льгот.

Многие не хотят понять и признать, что провальные реформы не случайность, а управляемый процесс потому, что общественным сознанием продолжают манипулировать. Люди не верят в злой умысел, в существование антироссийской глобальной политики, в то, что в новом мироустройстве места для России как суверенного государства просто не предусматривается.

Недовольство администрации США некоторыми поступками российского Президента объяснимо. Психологическая война и либеральные реформы направлены на ликвидацию российского государства. А третий вождь, проводя провальные реформы, но пытаясь при этом сохранить государство, взял курс на укрепление государственности, централизацию власти, чем и вызвал переполох среди мировой закулисы. Эта тема оказалась для нее настолько злободневной, что обсуждалась на теледебатах между претендентами на пост президента США Джорджем Бушем и Джоном Керри осенью 2004 года. Дж. Буш рассказал телезрителям о своих переговорах с президентом РФ: «Я думаю, что в демократии нужна система сдержек и противовесов. Сосредоточением власти у центрального правительства он дал понять западному миру и США, что, возможно, не верит в сдержки и противовесы. Я сказал ему об этом».

При наличии особой глобальной политики, которую проводит мировая закулиса, глава любого суверенного государства, чтобы осуществить свою государственную политику, как внешнюю, так и внутреннюю, обязан знать суть глобальной политики и быть носителем определенной, осознаваемой им собственной стратегии, ориентированной на будущее. Если у него такой стратегии нет, он обречен быть управляемым извне, со стороны тех, кто является носителем некой открыто не оглашаемой глобальной стратегии. Дж. Буш дал понять, что видит в российском президенте В. В. Путине человека, который, осуществляя российскую политику, следует определенной стратегии, и она не соответствует стратегическим планам США относительно будущего России. «Россия — страна, находящаяся в переходном состоянии. Владимиру придется делать несколько трудных выборов, я думаю, что для американского президента, равно как и для других западных лидеров, важно напомнить ему о больших преимуществах демократии».

Пресса отмечала, что у Дж. Буша как претендента на пост президента США имелось преимущество — он стратегически уже определился, при этом его соперник Дж. Керри не являлся носителем определенной стратегии. И мировую закулису устраивал не Дж. Буш, а стратегически невнятный Дж. Керри: им легче управлять извне.

Итак, глава государства — носитель определенной стратегии, направленной на будущее его страны, менее поддается управлению извне и поэтому неугоден для мировой закулисы, осуществляющей глобальную политику. Приведем пример. Белоруссию объявили страной-изгоем, а ее президента — личным врагом США. Кому угрожает маленькая страна, с населением около 10 млн. человек и с государственным бюджетом 15 млрд. долларов? Белоруссия расположена в центре Европы и занимает важное стратегическое положение: она не позволяет НАТО вплотную подойти к российской государственной границе в ключевом направлении. В планы НАТО входит полная изоляция России от Прибалтики до Черного моря, а Белоруссия вступила с Россией в союзное государство и не дает этой линии соединиться. Президент Белоруссии А. Г. Лукашенко имеет собственную стратегию, ориентированную на будущее своей страны, и тем вызывает настоящую злобу у западных стратегов. К тому же он сорвал попытку Запада устроить в Белоруссии во время выборов президента страны очередную «цветную» революцию.

Да что там маленькая Белоруссия! Для творцов нового мирового порядка не имеет существенного значения, какую из противоборствующих сил представляет неуправляемый правитель. Могут не пощадить и своего. Достаточно вспомнить убийство президента США Дж. Кеннеди.

Что означает «обрушить государственность»? Культура государственности — часть общей культуры, созданной данным народом. Она включает в себя природную (а не привнесенную извне, навязанную) государственную форму и присущую ей систему управления общественными делами (от управления процессами общественного воспроизводства, организации обороноспособности страны до социального обеспечения пенсионеров). Обрушение государственности означает разрушение дан- I ной культуры через слом общественных институтов, утрату возможности управления страной из единого центра. Пользуясь возникшим хаосом, можно развалить Россию, как это уже произошло с СССР при М. С. Горбачеве. Югославия стала опытным объектом разрушения многонационального государства.

Чтобы ликвидировать Россию как суверенное государство, i вполне достаточно превратить ее из субъекта управления — носителя целесообразной воли, которая выражается в процессе самоорганизации, делая ее самодостаточной, — в объект управления, зависимый от чужой воли. Российская история знает периоды, когда государство утрачивало дееспособность, становилось объектом управления, на который осуществлялось направленное воздействие не подвластных ему сил изнутри общества или извне.

Чаще российская государственность разрушалась силами изнутри. И лишь в монгольский период многие русские земли стали объектом внешнего силового управления. При этом Южная Русь, включая бывшую столицу Киев, вообще лишилась своей администрации. Но монгольскому игу предшествовал длительный период удельной раздробленности при минимальной, а иногда чисто условной власти великого князя. К силовому давлению на Северо-Западную Русь в середине XIII века прибегли шведы и немецкие рыцари. Они хотели, пользуясь временным ослаблением русского государства, захватить эти территории. Их духовным вдохновителем стала католическая церковь. Но захватчиков разбили дружина и ополчение, возглавляемые новгородским князем Александром Невским.

Попытка внутренних властных структур разрушить в начале XVII века государственную форму как систему учреждений привела к Великой смуте. Московское царство утратило управляемость, чем тут же воспользовались правители Польши и Швеции и оккупировали часть территории страны. Поляки попытались использовать для подчинения Руси помимо силового давления и чужую веру — религиозную конфессию (католицизм), а также новую идеологию, навязав ей своего царя — Лжедмитрия. Но и эта затея провалилась.

Во Втором Московском царстве система государственного управления не допускала произвола царствующей персоны. Первые Романовы выносили все важнейшие решения на Земский собор. Царские указы принимали силу закона, лишь пройдя через Боярскую думу, которая определяла форму исполнения, выделяла необходимые ресурсы. Петр I разрушил природную национальную государственную форму — систему учреждений, состоящую из четырех властных элементов, и сделался самодержцем. Петровская империя держалась на абсолютизме, политике, заимствованной из западного мира. Ликвидация в государственной форме демократических элементов сделала верховную власть крайне неустойчивой; империю не раз сотрясали крестьянские войны. В 1812 году Наполеон I, покоритель, Европы, пытался привлечь русских крепостных крестьян на свою сторону, обещая им избавление от крепостного рабства. Но соблазнительные посулы захватчика не могли побороть силу народного патриотизма: крестьяне развернули в тылу наполеоновской армии партизанскую войну. Революции 1905 и 1917 годов завершили разрушение имперской государственности.

В тот трагический период отечественной истории России удалось избежать самоуничтожения в гражданской войне, сохранить свой суверенитет и даже стать супердержавой. Тогда глобалисты натравили на СССР свою главную ударную силу — германский фашизм, гитлеровскую военную машину. Самая сильная армия, которую когда-либо знало человечество, разбилась о стойкость российского солдата. России ради свободы пришлось пожертвовать миллионами жизней своих сыновей и дочерей.

Глобалисты убедились, что к России не подходят силовые методы внешнего управления. В психологической войне они задействовали оружие, от которого у народа не было средств защиты, — информационные технологии, позволяющие манипулировать сознанием отдельных личностей и целых слоев общества. Информационные технологии — это различные психотехнологии, системы быстрого освоения больших объемов информации, а подчас зомбирования населения в определенных целях. Используется древнейший принцип управления — «разделяй и властвуй». Плюрализм превращен в орудие раздора. Люди разобщены между разными партиями, движениями, сектами, религиозными и общественными организациями, которые создаются специально перед предстоящими выборами, чтобы отобрать часть голосов у нежелательных конкурентов.

Кроме разобщения народа и всеобщей вражды, «перестройка» открыла простор для внешнего управления страной с помощью денег. Перестройщики превратили СССР из мирового кредитора в мирового должника. Второй этап разрушения по плану «Гарвардского проекта» — «Реформы» — осуществлялся прежде всего посредством кабальных кредитов международных банков. Кредиты выдавались под заранее оговоренные условия: разрушение народно-хозяйственного комплекса страны, замена общественной собственности частной собственностью, насаждение рыночных отношений и западной демократии. Россия все еще должна кредиторам свыше 170 млрд. долларов (для сравнения: федеральный бюджет РФ в 2000 году составлял 27 млрд., в 2002 году — 71, в 2004 году примерно 90 млрд. долларов). Но мировая закулиса не отказывается от подчинения России и силовыми методами, изменилась лишь тактика. Появилась возможность ослабить обороноспособность страны, используя внутренние силы — финансовый голод. Перестройщики разоружили Россию в одностороннем порядке. Армия посажена на голодный паек: корабли не выходят в море, самолеты не летают: нет топлива, нефть качают за границу, нефтяные промыслы переданы в частную собственность. Личный состав армии и флота утрачивает профессиональные навыки. Военная техника физически и морально стареет, новое вооружение не поступает: военно-промышленный комплекс военных заказов от российского правительства не получает. Правда, в последнее время новые образцы военной техники стали заказывать и для собственной армии, но в таком малом количестве, что оно не влияет на положение дел ни в армии, ни в ВПК. Так, в 2005 году для армии был заказан... один вертолет. С развалом СССР разрушена и система обороны страны. Армия лишена притока свежих сил: служба стала непрестижной, да и служить скоро будет некому. По мнению аналитиков, в экстремальной ситуации защищать страну некому и нечем. Стал менее надежным и ядерный щит. В начале 2006 года журнал «Foreign Affairs» опубликовал заключение американских экспертов, что США вернули себе ядерную монополию. Теперь, если Вашингтон нанесет ядерный удар первым, у России не будет шансов на ответ. Российские СМИ попытались заверить, что опасность преувеличена, что ядерные ракеты «Тополь-М» способны противостоять американским ядерным подлодкам.

В разрушении СССР и кризисах нынешнего российского государства просматривается общая линия — задействованы внешние силы, которые нашли исполнителей своих замыслов не только среди определенных социальных слоев, но и в государственных структурах. Демократия, с ее системой сдержек и противовесов, стала наиболее эффективным оружием разрушения русского мира.

Каждая новая идея основана на конкретной культуре, является ее отражением. Капитализм — плод чужой культуры, российские люди его не признают. Уход правящей элиты в ценности чужой культуры (уже и среди российских политологов просматривается убеждение, что отечественная номенклатурная элита заражена комплексом неполноценности перед западными идеями) настолько отделил нынешнюю «демократическую» власть от народа, что между ними образовалась непреодолимая пропасть.

Проблема отделения власти от народа приняла угрожающую форму. Диалог власти и народа — способ отношения к культуре и обществу. Власть утратила способность диалога с народом: чиновники не способны объяснить, куда они ведут страну.

По оценке директора Института национальной модели экономики В. Найшуля1, «в России нет общенационального общественно-политического языка. Реформаторы говорят на одном, директора предприятий и чиновники — на другом, народ в трамвае и в бане — на третьем». «А между тем есть политические действия, которые требуют общенациональной дискуссии и всеобщего одобрения. Например, о собственности. Приватизация не признана обществом. Народной подписи под этим нет. Даже если и президент вместе с Думой, Конституционным и Верховным судами, Счетной палатой и пр., и пр., вдруг решат утвердить результаты приватизации, это ничего не изменит. Наоборот, народ решит, что все сговорились. А пока приватизацию не признает вся страна, перераспределение будет продолжаться». «Таких вопросов накопилось много. Это и налоги, пенсии и пособия, вообще, кто кому должен. Их должна решить только вся страна». «Единственный политический институт, который состоялся в нашей стране за прошедшие годы, это институт президентства. А остальные? Суд? Нет. Парламент? Нет. Но даже президент — какая у него обратная связь с народом? Чиновничество и телемарафоны. Произошла трагическая вещь — отделение власти от страны». «Ресурс революционных авторитарных реформ исчерпан, и власть должна привыкнуть договариваться с народом». Однако либеральные реформы заглушили «все те "человеческие искренние слова", которые были бы услышаны и поняты и в банях, и в кабинетах, которые могли бы передать все нюансы, все чаяния и интересы людей». «За 14 прошедших лет оба президента ни разу не обращались к гражданам, чтобы объяснить положение страны и что они собираются делать!» «В 1941 году во время немецкого нашествия Сталин нашел нужные слова. Он обратился к стране: "Братья и сестры!" Зато уже в газетах за 9 мая 1945 года: "Сталин — великий вождь и учитель". Это показательный пример».

Полагаем, что обращение в данном историческом контексте к феномену «Сталин» не случайно. М. Н. Глазунов в исследовании исторического портрета Сталина относит образ Сталина к образу времени. Дело не только в Сталине — мыслителе и организаторе. За Сталиным стояла правда жизни, и он нашел слова, согласные с желанием народа действовать.

Демократия питает сепаратизм. Выборность руководителей субъектов федерации делает их менее зависимыми от центральной власти, но зато легко управляемыми банковскими магнатами. Децентрализация управления способна обрушить всю систему российского федерализма: государство лишается целесообразной воли и из субъекта управления переходит в объект управления.

Происходит это без иностранного вооруженного вторжения. Расчленение России на зоны-анклавы, по замыслу устроителей нового миропорядка, предполагается провести без вооруженного вторжения (внешняя угроза способна сплотить народы .России и заставить на удар ответить ударом), используя легко управляемых извне (через денежных магнатов) местных руководителей. Вот почему изменение системы формирования властных структур, вопрос, казалось бы, сугубо внутрироссийский, так обеспокоил заправил Запада, что и его вынесли на теледебаты между претендентами на пост президента США: дело не шуточное, Россия и в этот раз может сохраниться как единое и суверенное государство.

Чтобы понять происходящее, нужно учитывать реальность нынешнего бытия: время модерна (модерн — современный, новый; такое название получила эпоха начала утверждения либерализма) завершилось и мир вступил в эпоху постмодерна. Либерализм — идейный стержень модерна — стал теперь абсолютным и безальтернативным.

Постмодерн отрицает суверенность, государственность, национальность, научную рациональность, политические идеологии. «Постмодерн — это глобализм, ультралиберализм, доминация однополярного мира, главенство сетей, отмена всех традиционных форм идентичности — государств, религий, наций, этносов, даже семей и полов. Вместо государства приходит "открытое общество", вместо традиционных конфессий — сектантство и индифферентность, вместо народов — индивидуумы, вместо полов — клоны, киборги и продукты трансгендерных операций».

Постмодерн отторгает все, что составляет внутреннее содержание русского мира. Им определяются основные тенденции глобальной политики, объектом которой является все человечество. Политически человечество организовано в суверенные государства. Творцы глобальной политики отвергают государственный суверенитет как помеху. Они стремятся взять под

контроль руководство всех стран, используя механизмы системы мирового хозяйства. Одновременно задействованы различные методы и формы психологической войны и экономического давления. При необходимости в качестве аргумента применяют вооруженные силы. Большинство прежде суверенных государств уже превращено из субъектов в объекты управления.

Формально глобальную политику осуществляет Организация Объединенных Наций, созданная специально для решения общепланетарных проблем. В действительности властвует «мировое закулисье», своего рода мировое правительство. Видимой частью мирового правительства являются руководители транснациональных банков и корпораций. Транснациональный капитал перешагнул границы суверенных государств, они ему — помеха. Евросоюз — прообраз мира без границ, где властвует транснациональный капитал.

К мировому господству стремятся и США, они проводят свою глобальную политику. План уничтожения СССР—России разработан стратегами США. Глобальная политика США не всегда совпадает с планами мирового правительства. Глобализаторам одинаково не нужны ни могущественные США, ни сильная Россия. Позицию США укрепляет то обстоятельство, что основная масса транснациональных корпораций имеет американское происхождение. США, посягая на суверенные права других стран, сами не стремятся поступиться своим суверенитетом. Они готовы всякий раз по своему усмотрению менять правила игры, если это затрагивает их интересы.

Мировая закулиса — детище международного сообщества банкиров. Она властна прежде всего над теми обществами, где главной властью и ценностью стали деньги и целенаправленно вытравливаются все иные, более высокие ценности. Этим объясняется политика насильственного насаждения рынка западного типа во всех странах. Если глобализаторам удалось привести к власти покорных им политиков, они готовы объявить такое государство страной с рыночной экономикой независимо от реального состояния хозяйства. Под таким углом определяются «демократичность», «легитимность» выборов органов власти.

Ж. Аттали называет финансовое владычество международных банков «властью над властью». Он так описывает их действия: «Большую часть времени они скрыты, но иногда становятся видимыми». «Они организуются в странную аристократию, своего рода строгий орден с беспощадными законами морали и хищными ритуалами». «Они всегда в поиске новых укрытий и богатств во имя высших интересов или великой избранности».

Власть мировой закулисы — это прежде всего финансовая власть, и как таковая имеет пока ограниченную сферу своего влияния: она стала реальной властью только в странах «развитой демократии», где властвует культ денег и где сторонники служения высшим ценностям не имеют шансов прийти к власти путем «демократических» выборов: они «призывают людей к духовному усилию и борьбе с грехом, что демократизированному обывателю дается труднее, чем следование посулам свободы греховных наслаждений».

Финансовая власть банкиров — скрытая от общества власть. Она «не прописана в демократических конституциях, и потому действует закулисно, манипулируя "волей народов" через свои СМИ и управляя через своих зависимых ставленников».

О том, как российские олигархи используют средства массовой информации в своих корыстных интересах, рассказывает А. Пушков — один из руководителей российского телевидения: «У нас никогда не было свободы СМИ. До 1994 года, когда государство само финансировало всю прессу, еще можно было говорить об относительно свободных массмедиа. А потом олигархи поняли, что СМИ — это инструмент, позволяющий манипулировать обществом; Зачем Березовский захватил Первый канал? Чтобы привести на второй срок к власти Ельцина. Я в руководстве ОРТ проработал почти 4 года и видел, какая это была "демократия". В сфере развлекательных программ, кино — пожалуйста, делайте, что хотите. Но как только речь заходила о политике и информации, все управлялось "железной рукой". Звонил Березовский и приказывал: "Сегодня мочим Лебедя". А через две недели, наоборот, по приказу Березовского Лебедя поддерживали. А великий "демократ" Познер все это с удовольствием поддерживал и по поручению Березовского послушно брал интервью у всесильного тогда Коржакова. Какая свобода слова, если телевидение просто обслуживало олигархов? На НТВ, которое ошибочно считали "независимым", была та же жесточайшая редакционная политика. Туда не мог попасть человек со взглядами, отличающимися от взглядов Гусинского и Малашенко. На канале была четкая редакционная линия, абсолютно проельцинская. За какие такие заслуги 10 ноября 1996 года Ельцин передал Гусинскому весь 4-й канал? А за то, что помог прийти Ельцину к власти в 1996 году! За то, что Зюганова "мочил"! А за что Гусинский получил роковые для него 450 млн. долларов в виде беспроцентного кредита от "Газпрома"? Тоже за поддержку Ельцина. Антиельцинская кампания на канале началась только тогда, когда Гусинский стал расходиться с ельцинской администрацией по ряду вопросов.

Весной 2000 года было опубликовано открытое письмо Олега Добродеева, позже возглавившего ВГТРК. Он писал, обращаясь к Гусинскому, Малашенко и Киселеву: "Не говорите, что канал НТВ был независимым. По вашему же выражению, г-н Гусинский, канал НТВ использовался как "информационная заточка" — для выжимания беспроцентных кредитов из Кремля. Это что — демократия? Просто тогда олигархический капитал контролировал наше телевидение, а теперь в основном контролирует власть.

Хотя если мы сравним ситуацию с Америкой, то у нас не так уж все плохо. Там степень добровольной самоцензуры со стороны руководителей каналов выше, чем в России. Мой коллега из телекомпании Эн-би-си в разгар войны в Югославии сказал в эфире: "Это не война. Мы трусливо бомбим мирное население с высоты 15 тысяч футов". На следующий день его программу закрыли. Не Белый дом, а совет директоров телекомпании».

Скрытность власти финансовых магнатов и особый инструмент ее осуществления объясняют их «особую любовь» к либеральной демократии и «дикую ненависть» к монархии. «Наследственная власть монархов для своего обоснования не нуждается в политической борьбе, пропаганде СМИ и деньгах. Демократически избираемые правители не могут без этого обойтись, тем самым попадая в зависимость от финансистов. В демократической борьбе за власть используются самые аморальные средства (подкуп, дезинформация, провокация, шантаж, дискредитация соперников и их убийства) — это дает мировой закулисе дополнительное средство управления своими ставленниками: компромат на них».

Мировая закулиса взяла курс на установление во всем мире демократического тоталитаризма — необходимого условия для утверждения глобальной власти финансовых магнатов. Экспорт демократии положен в основание внешней политики США и принимает все более навязчивую и неприемлемую форму. Это вызывает протест со стороны мировой общественности.

Саммит стран большой восьмерки в Санкт-Петербурге (15— 17 июля 2006 года), возможно, станет началом мировой политики, учитывающей наличие многополярного мира. Ему предшествовали саммит Шанхайской организации сотрудничества (15 июня 2006 года), Всемирный русский национальный собор (апрель 2006 года) и Всемирный саммит религиозных лидеров из 40 стран — самая представительная межрелигиозная конференция за всю историю. Они выразили главное — мир не может развиваться по единым стандартам, что разнообразие жизненных укладов разных народов — основа единства человечества и нельзя допустить войну между цивилизациями.

Декларация, которую принял Саммит Шанхайской организации, гласит: «Исторически сложившиеся различия в культуре и традициях, политической и социальной системах, системах ценностей и определение путей развития не должны использоваться в качестве предлога для вмешательства во внутренние дела других государств. Конкретные модели общественного развития не могут становиться предметом экспорта». Страны-участницы договорились о совместном противодействии попыткам «цветных революций»: «При возникновении кризисных ситуаций механизмы ШОС могут быть использованы».

Россия проявила стойкость, за ней стоит историческая правда. Сильный уважает силу, со слабым не церемонятся. «Путин настаивал на праве России самой решать, какое устройство ей больше подходит». Америка признала, что с Россией придется считаться. Буш признал возможность существования «демократии российского стиля». После встречи с Путиным от него ждали рассказа, как он учил коллегу «правильной демократии», но Буш заявил иное: «Путин говорит, что в России свои устои и традиции и никто не должен учить его, как управлять государством. И я его понимаю». И именно Путин поставил точку в разговоре о демократии: «Нам бы очень не хотелось, чтобы у нас была такая же демократия, как в Ираке».

В СМИ сделан такой вывод: «Россия официально и бесповоротно вернулась, заняв свое место в мире — влиятельной страны, великой державы. Это и был главный итог саммита в Петербурге». Так ли это, покажет ближайшее будущее.

Просматривается причина дикой ненависти мировой закулисы к русскому миру. Постмодерн отвергает этническое единство, вместо народов он признает индивидуумы, всесмешение народов в виде атомизированного космополитического сообщества людей как биологических особей. Индивид, оторванный от нравственных связей с сообществом, быстрее усваивает все «прелести» свободы наслаждений и подпадает под власть денег: без денег человек оказывается вне жизни. Творцы нового мирового порядка жизненно заинтересованы в разрушении чувства гражданской солидарности и ответственности и удержании общества в атомизированном и бездуховном состоянии и стремятся распространить такой порядок на весь мир. Именно поэтому права индивида преднамеренно провозглашаются более важными, чем права сообщества и государства. Русский мир организован иначе: наряду со свободой личности здесь учитывается свободная воля сообщества как явление первичное, без чего не может быть и свободы индивида. Именно в обществе человек становится человеком.

В культуре русского народа деньги не относятся к ценностям первого порядка. Либерализм беспощаден к пониманию «духовной свободы», если она направлена на служение ценностям, стоящим выше денег. Это наглядно проявляется и в политике, применяемой «демократическими странами» и, прежде всего, США, к государствам с самобытным строем, основанным на духовных ценностях. Они считаются опасными для нового мирового порядка, так как отстаивают свою культуру и национальные традиции. И более всего опасна Россия: она «не приняла ни культа денег, ни лозунга "Успех любой ценой"». Такое заявление сделано в послании Президента РФ Федеральному Собранию 26 апреля 2005 года.


   
 
  • Опубликовано: 6 апреля 2015 /
  • Просмотров: 23532
  •  (голосов: 1)
Выбор работ
Реклама
О нашем учебном сайте

Для всех студентов и даже нерадивых,

Для умных аспирантов и девушек красивых,

Для тех, кто изучает языки,

Для всех, кому нужны курсовики

(дипломы, авторефераты, диссертации),

Для будущих философов, психологов, юристов,

Для правоведов, сварщиков, экономистов,

Для всех, кто к знаниям стремится,

Учебный добрый сайт ну очень пригодится.