Философия. Крылова Е. Э

4. Универсальная философия Аристотеля.

Годы жизни Аристотеля 384(3?) – 322 до н.э. также как и Платон, его учитель, он имеет несколько имен. Поскольку он родился в городе Стагиры (Стагир, Стагира) в Македонии, то его часто называют Стагиритом. Поскольку посмертная слава Аристотеля почти безмерна, то средние века дали ему имя «Философ», ибо полагали только его заслуживающим этого звания. Ссылки на авторитет Аристотеля считалось достаточным для доказательства истины того или иного положения.

А). Жизнь и творчество Аристотеля. Аристотель жил в кризисную для Древней Греции эпоху – эпоху македонского завоевания. Для нее было характерно нарастающее чувство «всеэллинского катастрофизма», и шире, вселенского грехопадения, которое заполняло сознание греков в связи с этим завоеванием. Платоновская задача превращения сократовской модели жизни в строгую теоретическую философию превращается для Аристотеля почти-что в задачу цивилизационного спасения. (Если стать строже, систематичнее, рассудительнее, интеллектуальней, то, возможно, удастся удержаться на краю исторической пропасти.)

а). Поэтому Аристотель как красивую, но изношенную одежду отбрасывает художественно-мифологическую и даже фантастическую форму платоновского философствования и сосредотачивается на создании серьезной систематической философии, понимаемой как научное знание, становясь фактически отцом европейской науки. По его мнению, всякая философия в своих предельных характеристиках есть красота, поскольку начинается с удивления перед красотой, священством и величием мира. Но она особая красота, поскольку, начавшись удивлением, длится далее как кропотливое, точное исследование всего, что составляет жизнь мира, и тем самым есть красота трезвомыслящей науки.

Аристотель отказывается от жанра диалога и впервые в строгой форме излагает, систематизирует, структурирует и каталогизирует различные виды знания по различным областям наук. Количество его трудов столь значительно, что трудно поверить, что они принадлежат одному человеку, жизнь которого при этом отнюдь не была жизнью кабинетного учёного. По различным свидетельствам Аристотелю принадлежит от 150 до 400 работ. К основным его трудам относятся: «Метафизика», «Органон» (“Первая аналитика», «Вторая аналитика», «Топика», «Опровержение софистов», «Категории», «Герменевтика»), «Физика», «О небе», «История животных», «О духе», несколько «Этик», «Политика», «Экономика», «Поэтика», «Риторика» и др.

Все его произведения можно разбить на следующие группы: общефилософские, логические, физические, биологические, психологические, политэкономические, этические, искусствоведческие.

Последующие века сделали фигуру Аристотеля монументальной и «забронзовелой». Но это был человек, проживший очень насыщенную событиями, интересную и неординарную жизнь, которая, безусловно, может быть «прочитана» в его философии.

б). Македония, родина Аристотеля, не была, по мнению греков, варварским государством, но и не могла быть приравненной Греции. Это определяло отношение македонян, и в том числе Аристотеля, к Афинам, хотя этнически он был чистейшим греком.

Его отец Никомах и мать Фестида по неизвестным на сегодняшний день причинам покинули Грецию и поселились на северном полуострове Халкидике – территории Македонии. Отец Аристотеля был очень известным врачом. И был приглашён в этом качестве ко двору македонских царей. Благодаря этому там стали известны и его дети. Профессия врача считалась очень почётной в Древней Греции, хотя её представители и не причислялись к высшей Аристократии. Но все выдающиеся врачи рассматривались как потомки и наследники бога врачевания Асклепия. Эту чудесную семейную родословную, говорившую о том, что Никомах в пятом поколении потомок Бога, как что-то само собой разумеющееся воспринял Аристотель.

Отправившись покорять Афины, он предстал там как избалованный придворной жизнью македонский выскочка, молодой человек очень невзрачного вида, но известный на весь город щеголь, любивший дорогие одежды, необычные причёски, замысловатые перстни и т.п. Но, промотав полученное наследство, он столкнулся с острой нуждой, практиковал немного как врач и по большей части аптекарь, и даже выполнял другие мало достойные работы. Это достаточно быстро отрезвило его и способствовало изменению духовного склада жизни и поступлению в платоновскую Академию.

Это обстоятельство является важнейшим фактом биографии Аристотеля. В Академии он быстро становится одним из двух самих сильных и любимых учеников Платона, но, как считал Платон, неблагодарным. Хотя он в некотором смысле повторяет путь Платона, отправившись из Академии вновь к македонскому двору, куда был приглашён в качестве наставника юного Александра.

История отношений Аристотеля и Александра Македонского составляет второй важнейший факт биографии философа. Эти отношения складывались очень непросто и их нельзя назвать дружескими, не случайно Аристотелю пришлось фактически бежать из Македонии, тем не менее, Александр говорил, что почитает своего учителя для себя вторым после отца. По одной из легенд Аристотель, убедившись, что его ученик все более превращается в заурядного тирана, отравил его и себя.

В течение своей жизни он не единожды покидал македонский двор и возвращался в Афины для занятий философией. Постепенно он отходит от платоновской философии и создаёт собственную, не уступающую величием философии учителя. Ему принадлежат знаменитые слова: «Платон мне друг, но истина – дороже». (Которые являются модификацией подлинных слов Аристотеля: «И хотя Платон и истина мне дороги, однако священный долг велит отдать предпочтение истине»[97].)

Для разработки своей философии он создаёт вторую крупнейшую школу древнегреческой философии – Ликей, что можно считать третьим важнейшим фактом его биографии. Эта школа, прообраз современных лицеев, получила своё название по месту своего нахождения – сад храма Аполлона Ликейского (волчьего). Второе название этой школы – перипатетическая, т.е. школа прогуливающихся философов, возникшее потому, что занятия велись, как правило, в виде прогулок по аллеям и галереям сада.

После себя он оставил очень благородно составленное завещание, о котором говорят как о самом главном свидетельстве его высоких душевных качеств. Он не забыл никого из тех, кто был рядом с ним, кто был ему дорог, вплоть до принятого на воспитание в дом чужого мальчика и рабов.

Б). Учение о сущности. Формально-движуще-целевая причина. Философия Аристотеля есть теоретический синтез, направленный на постижение сути бытия. Он стремится создать философию теоретически ответственную, такую, из которой нельзя было бы сделать противоречивых и парадоксальных выводов, пользуясь интеллектуальной безмятежностью, или напротив, пылкостью её автора. Нужно быть сдержанным, аккуратным и ответственным в своём стремлении к идеям, к лучшему. «Хотя мы смертны, мы не должны подчиняться тленным вещам, но, поскольку возможно, подниматься до бессмертия, и жить согласно с тем, что в нас есть лучшего»[98]. (Т.е. преодолевая худшее, которое неизбывно есть, и есть часть жизни.)

Мир не может быть неблагим. Но он не непререкаемо благ, и человеку не так просто постичь, что есть его благо. Поэтому «у всех вещей добро скорее всего следует принимать за природу вещей»[99], и на основе этого строить отношения с природой и другими людьми, т.к. «мир не хочет, чтобы им управляли плохо»[100].

а). Центральная категория платоновской философии – идея – становится фундаментом аристотелевской философии. Но платоновская идея, рождённая от эйдоса-образца, означает идеальное, абсолютное, предельное. У Аристотеля идея-образец является мерилом, и предстает, прежде всего, как мера и сущность, Именно эти два феномена составляют средоточие взглядов Аристотеля.

Идея находится вне вещи, живёт в особом «царстве идей». Сущность – внутри вещи, как её важнейшая, определяющая необходимая часть. Идеи постигаются мифопоэтической философией. Сущности – научным философствованием через соотношение части и целого, через понятие закона. У Аристотеля эйдос, идея – это невещественная составляющая предметов, сущность, которая в свою очередь есть общность, необходимость, научный закон.

Сущность всегда связана с противостоящим ей существованием. Сущность – ключ к существованию. Сущность, как говорит Аристотель, – это основание, «почему вещь такова, какова она есть». В самом широком смысле сущность – это суть бытия.

Вся многоплановая философия Аристотеля есть либо разъяснение, либо демонстрация того, что такое суть бытия. Он исходит из того, что понимание сущности должно превосходить понимание первовещества или субстрата, поскольку последнее ничего не говорит о природе движения, подвижности, динамичности мира. Динамизм же, по мнению Аристотеля, составляет душу мира. Понятие динамизма является почти таким же значимым, как и понятия сущности и меры.

б). Понятийно вглядываясь в суть мира, мы понимаем, что первоначало должно быть первопричиной, и что эта первопричина многоаспектна. Она соединяет в себе четыре первоначала или четыре высших принципа. Материальную причину, отвечающую на вопрос «из чего?». Формальную причину, отвечающую на вопрос «Что это есть?». Движущую причину, отвечающую на вопрос «Откуда начало движения?», и, наконец, целевую причину, отвечающую на вопрос «Ради чего?»

Все четыре причины, или четыре принципа составляют сущность вещи и неразрывно связаны друг с другом, но в то же время они как бы разделяются на два блока, неидеальная, небожественная, случайная материя. И идеальные, божественные и необходимые – остальные три, формально-движуще-целевая причина. Материя – это возможность, остальные причины – действительность. Материя – данность, остальные причины – осуществление.

Аристотеля особо интересует отношение между этими двумя неравнозначными составляющими сущности, и, прежде всего отношение материи и формы. Очевиднее всего это отношение можно определить как отношение материала и внешнего вида вещи. Но это только поверхностное представление. По Аристотелю, форма – нечто большее, чем внешность, образ, силуэт и т.п. Форма и есть собственно идея, эйдос. Форма – та часть сущности, которая является идеей. Форма-идея сущностна, но не есть вся сущность, поскольку последняя включает в себя четыре принципа, в том числе и материю. Материя же – не самостоятельная часть сущности. Она определяется через форму-идею. Материя – тот материал, в который внедряется идея, в результате чего материя оформляется в некоторую вещь.

Форма как идея есть то, чем вещь является сама по себе. Это «что» вещи. Вещь – овеществлённая форма и оформленная материя. Аристотель называет это еще «чтойностью». Эта «чтойность» и определяет само наличие вещи, поскольку она есть вещь, а не что-то неопределённое. Без этого вещи не может быть, либо она, как минимум, непознаваема, Материя – не вещь, она есть «нечтойность», ничто, в смысле ничто определённое, а значит ничто осмысленное.

Материя и форма образуют единство, и главным является не то, что в вещи есть материя и форма, а то, что вещь есть определённый способ соединения этих двух сущностных начал. Соединение материи и формы даёт что-то совершенно особенное. Это особенное определяется пропорцией, в какой соединяются противоположные друг другу материал и вид, определяются мерой их соотношения. То, как «примериваются» друг к другу материал и внешний вид, определяет суть данной вещи и её видимую данность. Для обозначения этого соединения Аристотель использует часто термин «synolos» (индивид, согласие), т.е. меpa, соразмерность материального и духовного, а не безмерность духовного.

Мера определяет, чем должна быть вещь и почему она должна быть именно этим. Поэтому мера подвижна, динамична. Подвижность меры и есть подвижность мира. Эйдосы и материалы беспрестанно складываются в различные меры. Значит, суть мира должна определяться и через причину и цель этих движений меры.

Если весь мир находится в движении, то есть и источник этого движения, его причина, или его сущность. При этом «по определению» сам он должен оставаться неподвижным, должен воплощать в себе абсолютный покой, покой, который понимается не как неподвижность, а как всесовершенство. Этот покой есть самое быстрое движение, бесконечно быстрое, пребывающее сразу во всех точках. Таким бесконечно движущимся покоем, по Аристотелю, является Небо, как предел, предельность, переизбыточность.

Это перводвижение-покой неба есть осуществление сути, цели самого этого перводвижения. Это осуществления цели, или идеи. Движение как осуществление Аристотель обозначает термином «энтелехия» (имеющее цель в самом себе). Энтелехия – это некоторая первоначальная энергия быть, и быть именно тем-то. Это не просто причина, или некоторое предшествующее состояние, а некое провидение или предвидение внутри вещи. (Так, яйцо является птенцом в возможности, но не энтелехиального. Энтелехиально реальному птенцу предшествует «формальный» птенец, заключённый в яйце не в виде особой вещи или даже образа, а в виде информации, энергии.)

Исходя из понимания четырёхпринципиальной сущности, Аристотель фактически утверждает, что всё в мире – от космоса до простейшего предмета – есть овеществлённая форма с причинно-целевым назначением.

Такое понимание сущности рождает в философии Аристотеля целую цепь новых понятий, составляющих пространство теоретического философского знания: проблема соотношения потенциального и актуального, понятие субстанции, новое понимание бытия, соотношения сущности и существования и др.

В). Учение о субстанции. Аристотелевское понимание сущности предполагает, что важнейшим атрибутом мира является динамизм, осуществление, трансформация потенциального в актуальное. Мир потому только есть, что в нём непрестанно все «про-ис-ходит», случается, реализуется. В этом и причина мира, и оправдание мира. В самом общем смысле потенциальным в мире является материя, несамостоятельная и как бы косная. Актуальным же – субстанция – формально-движуще-целевая причина. Субстанция – это сущность сущности, предельное основание. Понятие субстанции заменяет у Аристотеля понятие субстрата.

Субстанция также многозначна, как сущность. Аристотель выстраивает иерархию степеней субстанциональности: не субстанциональная материя, «чтойность» (синолос), форма как таковая, энтелехия, сверхчувственная субстанция – Бог. Такая субстанция обеспечивает движение от потенциального к актуальному и определяет главное правило динамики мира: актуальное обладает абсолютным приоритетом и превосходством над потенциальным. Абсолютная актуальность мира – Бог.

Г). Учение о бытии. С помощью понятия субстанции Аристотель пытается найти равновесие, меру частного и общего, а на основе этого меру материального и духовного. В результате создаётся гилеморфическая[101] метафизика реальности, дополняемая теологией. Такая монументальная метафизика направлена на создание картины подлинного бытия. Подлинное бытие – это бытие как таковое, бытие как основание реальности в его тотальности. Бытие имеет не один, а много смыслов. Эти смыслы различаются по типу отношения того, или иного бытия к субстанции. Бытие есть либо субстанция, либо ее аффект, либо активность субстанции.

Классифицируя уровни бытия, Аристотель выделяет: а) бытие как категории (или бытие в себе); б) бытие как акт и потенция; в) бытие как акциденции; г) бытие как истина (небытие как ложь).

Бытие как таковое – универсальная система (мозаика), состоящая из девяти родов или категорий: субстанция (или сущность), качество, количество, отношение, действие, страдание, место, время, обладание, покоиться. Всё, что составляет бытие, может быть отнесено к одному из этих значений. Причём первая категория является основанием всех других.

Вторая группа значений бытия имеет динамический и энтелехиальный смысл. Она представляет бытие как свершение и свершённость, как мир, где все время что-то происходит. Поэтому эти значения бытия также являются предметом научного постижения.

В отличие от этого бытие акциденций – это бытие отдельного, а не целого. Это случайное и непредвиденное бытие вещей и состояний, оно не является предметом высокой науки. Это бытие является таковым «не всегда и не по преимуществу», но иногда, по случаю.

Бытие как истина – это тип бытия, к которому принадлежит и человеческий интеллект, который рассматривает вещи как соответствующие реальности, или не соответствующие ей (как подлинные и неподлинные, а ещё более как правильные и неправильные). Небытие как неподлинность, неправильность есть ложь, и возникает тогда, когда разум соединяет с реальностью несоединимое (несоответственное) и разъединяет целостное. Небытие, стало быть, имеет также как и бытие степени присутствия в действительности. Небытие проявляется в уменьшении степени бытия.

Этот аспект бытия и его соотношения с небытием является предметом логики, дисциплины, являющейся средоточием теоретического знания. Только такая сугубо теоретическая дисциплина может говорить о небытии. У небытия нет онтологического статуса, но есть статус гносеологический и логический. Мы не можем брать небытие в качестве предмета, субъекта, но можем брать в качестве предиката, когда приписываем чему-то несуществование, отсутствие чего-то.

Поскольку логика проводит грань бытия и небытия, то: а) именно она постигает суть, субстанцию и бытие; б) логика и бытие тождественны. Главным в понимании бытия являются его законы, логические по своей сути, просто потому, что нелогичных законов быть не может. Именно логика выявляет основной закон бытия, который является «началом всех других аксиом». Его краткая формулировка: «Вместе существовать и не существовать нельзя»[102]. Полная же: «Невозможно, чтобы одно и то же вместе было и не было присуще одному и тому же в одном и том же смысле»[103]. (Т.е. утверждение, что один и тот же человек прекрасен и безобразен, не нарушает основного закона бытия, нарушением этого закона будет утверждение, что прекрасное в человеке может быть безобразным. Или иначе: носитель характеристик может участвовать в различных идеях, даже противоположных, но идеи не могут совмещаться.)

Д). Теология Аристотеля. Бытие мира иерархично, оно восходит в своём свершении от отдельных существовании, в которых есть много небытийного, к сущности, воплощающей подлинное бытие, фактически Бога. Бог – наибольшее сущее, сама суть бытия, вечная и совершенная. Бог – соединение закономерности и жизни, разума и счастья. Размышление о Боге образуют особую науку, которую Аристотель назвал теологией.

а). Именно у Аристотеля рождается европейское понимание Бога, когда этим словом обозначается высший принцип мира, разумно организованная закономерность мира и, одновременно, особое жизненное начало, имеющее характеристики чего-то наличного, данного, воплощённого в образе. Бог – всеблаженная законемерность и изумительная жизнь, но не спаситель и искупитель, данный в личной вере.

Аристотель пишет: «А мышление, как оно есть само по себе, имеет дело с тем, что само по себе лучше всего, и у мышления, которое само по себе таково в высшей мере, предмет – самый лучший тоже в наивысшей мере... И умозрение есть то, что приятнее всего и лучше всего. Коли поэтому так хорошо, как нам иногда, Богу – всегда, то это изумительно; если же лучше – то ещё изумительнее. А с ним именно так и есть. И жизнь без сомнения присуща ему; ибо деятельность разума есть жизнь, а он есть именно деятельность; и деятельность его, как она есть сама по себе, есть самая лучшая и вечная жизнь, мы утверждаем поэтому, что Бог есть живое существо, вечное, наилучшее, так что жизнь и существование непрерывное и вечное есть достояние его; ибо вот что такое есть Бог»[104].

Бог – «из-умительное», то, что даже выше ума, выдохнутый в жизнь ум, мысль, выплёскивающаяся через край в жизнь. Бог – единственное, что в бытии не подчинено мере, он – безмерность. Поэтому он может равно пониматься как вместилище всех сверхприродных сущностей, как перводвигатель, как энтелехия, как Небо и т.д. Такой Бог – единственный подлинный и абсолютный философ и логик. Это счастье философии. И как счастье Бог завораживает и притягивает, а как логик растолковывает. Он извечно притягивал и обустраивал универсум как объект своей любви. А значит, мир всегда был таким, какой он есть.

б). Мир обустраивается как методично восходящая иерархия от меньшего сущего к большему, как правильно-размеренное движение интеллигибельных сил небесных сфер, концентрически надстраивающихся одна над другой. Именно Аристотель первым предложил графическое изображение мироздания в виде концентрически восходящих над Землёй кругов.

Причём это изображение было для Аристотеля нестатичным. Весь мир в целом и каждая вещь в отдельности понималась им как результат особого теоретико-аналитического творчества самого мира, творчества, создающего величественную, сферически восходящую динамику мира.

Божественное мировое творчество – это энергетика живого теоретизма. Эта аналитическая творческая энергия – главная характеристика мира. Именно она обеспечивает благую конструкцию мироздания, в котором далеко не всё соответствует идее высшего Блага. Божественное творчество является квинтэссенцией динамики материи и формы. Форма-идея может осуществляться целиком, и тогда материя станет принципом вещественной красоты. Она может осуществляться частично, противоречиво и даже уродливо, и тогда материя станет принципом вещественного безобразия. Но бытийное творчество – это целостное осуществление всех мировых идей – прекрасный космос. Поэтому весь мир делится на надлунный и подлунный.

в). Аристотелевское понимание Бога не уводит человека от мира, а мир не делает чуждым человеку. Любить Бога – это значит любить самого себя в своих предельных возможностях. Любить себя в потенциальной возможности, достигать собственной энтелехии, возможности соответствовать всему, что заложено в душе. Поэтому любовь к Богу сосредотачивается в душе, которая порождает знание о нём, являющееся делом разума и науки (которые, впрочем, также укоренены в душе).

Е). Теория души-энтелехии. Аристотель первым создает научно-теоретическое учение о душе и наименовывает его психологией. Это учение является частью физики и теологии, поскольку душа частью божественна, частью – зависима от материи. Или, по-иному, психология соединяет в себе биологию и метафизику, поскольку душа – специфическое физическое явление – одушевленное, и особым образом соотнесена с Богом – через разум.

Аристотелевское учение о душе излагается в специальном трактате, так и названном – «О душе». Здесь философ определяет душу через форму, возможность, суть бытия, энтелехию. Душа, по мнению Аристотеля, есть энтелехия живого тела. Душа – спутница жизни. При этом лишь в своем минимальном проявлении душа есть везде, где есть жизнь. В своем максимуме душа есть там, где есть ум, и только ум.

Последнее определяется тем, что душа, по Аристотелю, – это многоуровневое образование: растительная (вегетативная), животная (аффективная) и разумная. Критерием растительной души является способность к питанию, животной – к осязанию, разумной – причастность к божественному. Живая душа, представленная растительной и животной, неотделима от тела, и обеспечивает прохождение естественного цикла развития живого (от рождения, через зрелость к закату). Разумная душа – орган соединения человека с Богом, Умом, сущностью. Под понятием разумной души собираются все те силы и способности, внутренние и внешние, которые есть у человека для постижения и достижения божественно счастливой жизни.

В соответствии с этим Аристотель определяет человека как «существо, порождающее сущности», а потому и не богоравное (бог – сама сущность). Душа такого человека смертна и бессмертна. Смертной является душа живая, рассеивающаяся в пространстве. Бессмертной же – душа разумная. Она – часть комического ума, единого аналитического космического творчества. Доставшись человеку при рождении, она пребывает с ним в течение жизни, а затем возвращается к своему истоку – Уму космоса.

Ж). Природа познания. Усилиями разумной души постигается суть мира и божественное. Поэтому ее главное дело – познание. По Аристотелю, истинное познание всегда труднее, поскольку сущность, как предмет познания, всегда скрыта.

В соответствии с тем как космос обладает единой универсальной аналитической творческой, мощью, человек обладает единой универсальной способностью постижения мира, которая, постепенно нарастая, доводит его до высшей мудрости. В структуре познания различаются познание от чувственности и познание от постижения сути, а также познание более явное и менее явное. Этапы этого движения можно представить следующим образом: чувства, опыт, техника (умения), знание, размышление и мудрость.

С точки зрения завершенности этой способности наиболее важным и высшим оказывается мудрость. С точки зрения возникновения, исходного материала – чувственность. Но с точки зрения сути, механизма самой этой способности – наиболее важны техника и знание. Благодаря им чувственность может соотноситься с мудростью, мудрость приобретает жизненную значимость. Именно они обеспечивают возможность ума, показывают «как» возможен ум.

З). Аристотель о науке и логике. Знание, размышление и мудрость образуют науку. Говоря о науке, Аристотель рассматривает её как правильно построенное рассуждение, как то, что оперирует суждением. «Всякое рассуждение направлено либо на деятельность, либо на творчество, либо на умозрительное». В соответствии с этим науки делятся на теоретические, практические и продуктивные (творческие). («Пойэсис» – производство.) Последователи Аристотеля классифицировали его представления о структуре науки следующим образом:

Философия . Крылова Е. Э

Человек, поднявшийся до науки – тот, кто является «более мудрым во всяком знании». Наука есть более явное знание постижения сути. Научное знание самое замечательное. Знание божественного, совершенного и изумительного, т.е. явное знание сути, созерцание Высшей наукой, собирающей в себе все свободные знания, является метафизика, или первая философия – научно преобразованная философия.

Аристотель говорит, что следует различать «первую» и «вторую» философии. «Вторая» – это рассуждения о природе: «фюзисе». А первая изучает то, что сверх природы, поэтому она и должна называться метафизикой. Метафизика является более божественной, чем натурфилософия, и потому, что она направлена на сверхчувственное: сущность, субстанция, Бог, – и потому что такое знание более подобает Богу, чем человеку, и потому что она божественно прекрасна.


   
 
  • Опубликовано: 9 октября 2013 /
  • Просмотров: 43050
  •  (голосов: 1)
Обратите внимание на похожий учебный материал
  • Педагогическая антропология
  • Автореферат. Концептуализация понятий «язык» и «родной язык» в языковой картине мира
  • Политология. Методические указания по выполнению контрольной работы для студентов всех специальностей
  • Диссертация. Концепты Mind, Heart, Soul в современном английском языке
  • Автореферат. Структуры концептов правда, истина, truth в сопоставительном аспекте
  • Диссертация. Функционально-языковые возможности англо-русской морфологической модели (Часть 2 из 2)
  • Автореферат. Проблематика и поэтика автобиографических повестей о детстве второй половины х1х в
  • Автореферат. Корреляция концептов «жизнь» и «смерть» в идиостиле Б. Л. Пастернака (на материале романа «Доктор Живаго»)
  • Диссертация. ЛЮБОВЬ как лингвокультурный эмоциональный концепт: ассоциативный и гендерный аспекты
  • Выбор работ
    Реклама
    О нашем учебном сайте

    Для всех студентов и даже нерадивых,

    Для умных аспирантов и девушек красивых,

    Для тех, кто изучает языки,

    Для всех, кому нужны курсовики

    (дипломы, авторефераты, диссертации),

    Для будущих философов, психологов, юристов,

    Для правоведов, сварщиков, экономистов,

    Для всех, кто к знаниям стремится,

    Учебный добрый сайт ну очень пригодится.