Философия. Крылова Е. Э

III. Философия и другие формы духовности: наука, искусство, религия, мифология.

Трансцендентальная природа философии может быть продемонстрирована и в ее сопоставлении с другими формами духовной деятельности людей, тем более что этим можно уточнить определение философии, поскольку «все познается в сравнении».

1. Философия и наука.

Сравнение философии с наукой является наиболее распространенными часто, встречающимся. Не в последнюю очередь потому, что наиболее привычно, понятно и удобно. Историческая традиция понимания философии как науки восходит к Аристотелю. И основанием такого понимания являются генетическая близость и логическая похожесть научного исследования и философского рассуждения. Они рождаются как формы причинного объяснения мира и соотносятся через феномен понятия, понимания.

Поэтому и философия, и наука имеют ряд одинаковых существенных характеристик, к которым можно отнести: всеобщность и универсальность, логичность и доказательность, рациональные основы исторического развития, наличие внутренней структурной организации и системы знаний. Но способы реализации этих особенностей в философии и науке различны.

А). Свойства всеобщности и универсальности. Всеобщность и универсальность положений, постулатов и законов науки предполагает объединение, синтезирование отдельных фактов, получаемых в опыте. Всеобщность дает научная теория, всегда соотносимая с фактами. Философская всеобщность – это исходная целостность взгляда на мир, которая предшествует деталям понимания. Это целостное постижение мира, в котором есть некоторое исходное единство, смысловой центр – познающий, философствующий человек.

Обычно об этом говорят так, что наука опирается на факты, а философия – нет. Но дело не совсем в этом. В науке и философии выделяются и функционируют различные факты и различный опыт. Факты науки: вещи, вещества, энергии, элементарные частицы, движения и т.п., – измеряемы. «Факты» философии: смыслы и идеи, – нет.

Опыт науки – это очевидная данность той или иной области научного знания: физической, химической, биологической и т.д. Опыт философии – это опыт мира в целом и опыт нахождения в «идеальном плане» действительности. Словосочетание «опыт философии» стоит в ряду таких как: «опыт истории», «опыт жизни», «опыт души», «опыт искусства» и т.п.

Такой опыт – это опыт умозрения. Ученый – всегда аналитик (смотрящий через микроскоп). Философ – всегда созерцатель (смотрящий через телескоп).

В умозрении, также как и в анализе, человек устремлен к истине и доказательности, но достигает их без предварительного строгого специального анализа, не через посредство ряда строгих и предписанных опытных и мыслительных процедур, а непосредственно, делая зримой для души, а не только для ума, суть вещей. (Для обозначения подобной процедуры на рубеже XIX-XX веков феноменология ввела термин «схватывание».)

Б). Логика философии и науки. В соответствии с этим различаются между собой логика философии и логика науки. Логика науки – всегда какая-то система четко прописанных предписанных правил и процедур, представленных в той или иной системе логики. Логика философии – это своеобразная внутренняя обязательность того, а не и иного мыслительного пути. В европейской традиции эта особенность философии называется императивностью – предписательностью, долженствованием. В китайской философии это представлено центральным ее понятием – Дао. В русской мыслительной культуре философию иногда рассматривали как своеобразную «нудительность».

В). Характер исторического развития философии и науки. Историческое развитие науки и философии строится не как цепь случайностей, а как выражение определенной логики, рациональной преемственности. Но эта логика, способ, механизм их становления различны. Наука, исключая периоды научных революций, развивается кумулятивистски, т.е. постепенным накоплением и приращением нового знания и изживания старого. Ее развитие линейно-ступенчато. Она – прогрессия знаний.

Философия – не прогрессия знаний, а «вселенная». В развитии философии каждое последующее движение является комментарием, толкованием предыдущего состояния, а все они вместе – интерпретацией «вечных тем», составляющих ее смысловое ядро и возникающих вместе с ней. В философии мы не отказываемся от старого знания в пользу нового. Мы в ней меняемся (не случайно одна из древнейших книг китайской философии называется «Книга перемен»).

Модель развития философии – расширяющаяся вселенная. Великий немецкий философ Гегель назвал этот способ ее исторического существования развертыванием тотальности, т.е. «целостности, развертывающей в своем развитии свой собственный изначально свернутый смысл»[7].

Еще одной моделью развития философии может быть модель герменевтического круга (круга толкования), главное правило которого: «Чтобы иметь начало, нужно иметь конец». Может быть, вследствие всего этого М. Хайдеггер утверждал, что философия всегда «несвоевременна» и «неуместна», т.е. она нечто вне времени и вне места. Не случайно ее периодизация связана с глобальными пространственно-временными характеристиками истории: эпохами, культурами, нациями (философия Нового времени, арабская философия, немецкая классическая философия и т.п.)

Г). Различие аксиологических ориентаций философии и науки. И, наконец, система знаний науки и философии строится по разным принципам и сориентирована на разные ценности. Наука – принципиально открытая система знаний. Философия – по-преимуществу закрытая (эзотерическая). Наука концентрирует свои усилия для открытия. Философия – для открывания и продумывания. Наука должна сказать все, что может по тому, или иному своему предмету. Философия всегда обладает содержанием, превышающим актуально сказанное, молчаливость – не менее исконная черта философа, чем говорливость. По словам выдающегося философа XX века Л. Витгенштейна основой философии является «тематизированное молчание». Наука стремится разгадывать загадки мира. Философия склоняется перед неустранимой его тайной.

2. Философия и искусство.

Философия и искусство соотносятся через феномен творчества. Философия, как и искусство, есть творчество, причем часто и художественное. Не случайно такие имена как Платон, Августин, Ницше, Соловьев, Сартр одинаково принадлежат как философии, так и литературе. Философская и художественная интуиция одинаково исходят из того, что человеческая жизнь имеет особый статус в мире, не сводится только к случайностям ее эмпирического существования, и может иметь непреходящий, высший смысл.

Из философского творчества, так же как и из художественного, невозможно удалить элемент живого присутствия человека-творца, его собственное видение мира. Однако личностное творческое начало в философии и искусстве направлены по-разному. В искусстве – это самовыражение художника через создание образа. В философии – это «авторское» внедрение философа в философскую традицию через создание концепции (системы понимания, понятий), стремящейся к объясненности, доказательности, истинности.

Образ и концепция – две различные «единицы» творчества. Они определяют различные ритмы, правила, цели творческого процесса в искусстве и философии. В отличие от творчества в искусстве, философское творчество стремится, по словам голландского философа Б. Спинозы, «не плакать, не смеяться, но понимать!»

3. Философия и религия.

Также как философия и искусство религия имеет сокровенную цель – вывести человека из сферы обыденности, увлечь его высшими идеалами. Однако, в отличие от искусства философия и религия соотнесены в этом стремлении через феномен предельного, вечного, и через феномен веры. При этом осознание вечности в религии осуществляется в формах сознания массового и нравственно-практического, а в философии – в формах сознания теоретического и во многом элитарного.

Религия и философия в разное и по-разному верят. Устремляясь от обыденного, религия обращается к сверхъестественному персонифицированному началу мира – Богу, имеющему лик, образ, представленному иконой. Философия же направлена на постижение абсолюта, некоторого единого безличностного начала мира. Но как Бог, так и абсолют являются предметом особого чувства человека: воодушевленности, влюбленности, веры, в конечном счете, веры в особую значимость, святость вечного творца и сотворенного мира. Философия – это, по словам К. Ясперса, «философская вера».

Но философская вера – это, прежде всего вера в человека, способного подняться до божественного. В радикальном варианте – это вера в разум, в теоретизм. Язык философии – это язык поясняющего поучения, возрастающего до теоретического знания. Философская вера неавторитарна. Она имеет только один «авторитет» – законы разума и предполагает духовную, мыслительную свободу говорящего и слушающего.

По этому основанию происходит размежевание философии и религии, которая считает философию недопустимой гордыней человеческого разума, подменой подлинной веры. Подлинная вера – иррационалистична (неинтеллектуальна, нелогична, неразумна). Она выражается в языке священных писаний, заповедей, откровений. И они определяют ее принципиальную авторитарность, делают догмат ее смысловой теоретической «единицей».

Можно сказать, что религия и философия создают различные образы и способы отношения к сакральному (священному, культовому, обрядовому, ритуальному). Философия стремиться создать своеобразную «светскую» священность: выделить правила организации человеческой жизни, ведущие к Благу, без прямого обращения к Богу.

4. Философия и мифология.

Через понятие сакрального философия сопоставима также с мифом, мифологическим сознанием. Мифологическое сознание является особой формой религиозного сознания, самым ранним религиозным сознанием. Но в отличие от существующих ныне монотеистических религий, противопоставляющих творца и творение, такое сознание смешивает земное и сакральное и является политеистическим.

А). Природа мифа и сущность мифологического сознания. Что такое миф, мифология, мифологическое сознание? Исходное значение слова «миф» – предание, сказание, былина. Как особый феномен истории и культуры миф – это главный структурный элемент мифологии – такой формы общественного сознания, которая характеризует понимание природной и социальной реальности на ранних стадиях развития человечества, понимание являющееся символически-чудесным.

Обыденное понимание мифа – древняя «сказка», чаще античная или библейская, реже принадлежащая тому или иному этносу. Но это поверхностно-школьное понимание. Миф и его содержание не менее реальны, чем научные теории. Мифологическое сознание – законная «прародина» философского и научного знания.

Мифология – не просто совокупность древних «сказок». Это понимание своеобразной «логики», не теоретической, а поведенческой. Структура и связь мифов не хаотична и случайна, а глубоко обоснована и укоренена в человеке. Миф, вместе с обрядом создает для человека древности понятные и образно осязаемые правила жизни: эмоциональной, мыслительной, коммуникативной. Благодаря мифу человек получает прямые жизненные предписания, необходимые в мире чудесных, могущественных и непонятных для него стихий и сил природы.

Миф возникает и распространяется как глубоко запечатленное в языке и глубоко лично прочувствованное своеобразное «знание» об этих силах: знание «чудесное». По словам А.Ф. Лосева «миф есть в словах данная чудесная личностная история»[8].

Б). Важнейшие характеристики мифологического сознания. Мифологическое сознание выражается не в умозаключениях и теориях, а в повествованиях, метафорах, особых действиях (сакральных обрядах, служениях, танцах и т.п.), принятых правилах поведения в сообществе, в общей системе ценностей и общих коллективных представлениях, – во всем, что обеспечивает духовную связь поколений.

У мифологического сознания можно выделить ряд специфических черт:

1. Синкретизм (сращенность, слитность) – не аналитическое, а целостное мировидение, в котором в нерасчлененном единстве присутствуют зачатки знаний, религиозных верований, социально-политических представлений, озарений и порывов первых форм искусства, элементы обыденного сознания и т.п. В нем переплетается то, что позже будет противостоять друг другу: естественное и сверхъестественное, фантазия и реальность, знание и вера, мысль и эмоция, предмет и знак, вещь и слово, существо и его имя и т.п. Это мировоззрение не замечающее противоречий.

2. Для мифологического сознания характерен тотальный генетизм, т.е. представление мира как одного большого порождения, большого родства природных стихий и богов. Родословная богов, о которой рассказывает миф, является, по существу, историей мира.

3. Мифологическое сознание антропоморфно, т.е. постигает мир в формах жизни человека, причем родового человека.

4. Для мифологического сознания характерен этиологизм, т.е. следование набору священных, сакральных предписаний в поведении и жизни, заповедованных предками. В этом сознании не развито чувство времени и истории. Историческое время делится на два периода: «золотой век», когда люди были совершенны, и «профанное» время, когда нравы испорчены.

5. Мифологическое сознание опирается на особый тип веры – анимизм. Это вера в души и духов, которые одушевляют все в природе. Но это одушевляющая вера поддерживает и гармонизирует жизнь человека, но не одухотворяет ее. Это вера, которая, делая все живым, в некотором смысле делает все и животным.

Неспособность провести различие между естественным и сверхъестественным, безразличие к противоречию, слабое развитие абстрактных понятий, чувственно-конкретный характер, метафоричность, эмоциональность – эти и другие особенности мифологического сознания превращают миф в очень своеобразную символическую (знаковую) систему, в терминах которой воспринимается и описывается весь мир.

Поскольку такие особенности сознания не исчезают в процессе исторического развития, то мифологичность сознания – данность не только древней, но и более поздней, и современной культуры. Мифологическое сознание является основой мифологического мировоззрения – такой системы взглядов на объективный мир и место человека в нем, которая основана не на теоретических доводах и рассуждениях, а либо на художественно-эмоциональном переживании мира, либо на общественных иллюзиях, рожденных часто неадекватным восприятием большими группами людей (общинами, сословиями, классами, нациями) социальных процессов и своей роли в них.

В). «Удивление» как единая основа философии и мифологии. Философия возникает из мифологии тогда, когда практические смыслы мифа вытесняются смыслами теоретическими, когда в человеке появляется страсть и возможность к познанию и объяснению мира, свободному от всякого практического интереса. Философская мысль – мысль, не регламентированная преданием. Она приводит на смену первобытной вере доказательство.

При этом философию и мифологию связывает общее предназначение – быть системой смысложизненных ориентаций человека, и общий мировоззренческий пафос – удивление. Миф помогает человеку жить. Философия понимает, объясняет и толкует жизнь. Но, как говорил Аристотель, те, кто любит мудрость, равно как и те, кто любит мифы, одинаково начинают с удивления. Это удивление от открытия в мире чего-то важного, существенного, от ощущения чудесности, значительности и святости мира.

Но если мифологическое удивление самодостаточно, то философское является толчком для дальнейшего понимания, познания, рассуждения. Философия оказывается рационализированной мифологией. И необходимость этой рационализации заложена уже в самом мифологическом сознании. Безудержное мифотворчество благодаря этому становится продуктивным.

Мифологическое сознание, как было сказано, не исчезает с первобытной культурой, не случайно словосочетание «мифы нашего времени» часто встречается и современных публикациях. Поскольку это сознание несет в себе как позитивный, так и негативный потенциал, то философия становится инструментом раскрытия первого и преодоления второго.

Философия очищает мифотворчество от предрассудочности, запальчивости, суеверности, неадекватности и т.п. и дает возможность понять и удержать его позитивные и неустранимые из культуры аспекты. Во-первых, это необходимость для культуры так называемой энергии заблуждения. Человек часто оказывается в таких социокультурных, жизненных и информационных обстоятельствах, которые превышают возможности его восприятия и понимания. Тогда миф становится почти единственной спасительной формой самоопределения.

Во-вторых, миф сохраняет в себе архетипическую память о временах нераздельности человека и природы, их синкретического существования. Возможно, только эта память может давать надежду в решении сложнейших экологических проблем нашего времени. Не случайно в последнее время становится все более популярной идея неоязычества, своеобразной ремифологизации (восстановления мифологичности) сознания современного человека.

5. Общая схема сравнения форм духовной деятельности человека.

Сравнение философии с другими формами духовности показывает, что все они имеют пересекающиеся объемы, поэтому иногда это изображают в виде ромашки, в центре которой философия, а с ней и друг с другом пересекаются «лепестки» других форм. Но более полновесным было бы сравнение многоаспектное, с выделением разных оснований сравнения: по предмету (что?), по методу (как?), по цели (зачем?).

Философия . Крылова Е. Э

Вывод. Сравнение философии с другими формами духовности показывает, что о ней можно говорить: «Философия также как и … наука, искусство и др.», но нельзя: «Философия – это … наука, искусство и др.» Во втором понимании возникают близкие, но не совпадающие с ней мыслительные образования. Философия как наука о мудрости – схоластика. Философия как искусство мудрости – софистика. Философия как религиозность мудрости – мистика.


   
 
  • Опубликовано: 9 октября 2013 /
  • Просмотров: 43081
  •  (голосов: 1)
Обратите внимание на похожий учебный материал
  • Педагогическая антропология
  • Автореферат. Концептуализация понятий «язык» и «родной язык» в языковой картине мира
  • Политология. Методические указания по выполнению контрольной работы для студентов всех специальностей
  • Диссертация. Концепты Mind, Heart, Soul в современном английском языке
  • Автореферат. Структуры концептов правда, истина, truth в сопоставительном аспекте
  • Диссертация. Функционально-языковые возможности англо-русской морфологической модели (Часть 2 из 2)
  • Автореферат. Проблематика и поэтика автобиографических повестей о детстве второй половины х1х в
  • Автореферат. Корреляция концептов «жизнь» и «смерть» в идиостиле Б. Л. Пастернака (на материале романа «Доктор Живаго»)
  • Диссертация. ЛЮБОВЬ как лингвокультурный эмоциональный концепт: ассоциативный и гендерный аспекты
  • Выбор работ
    Реклама
    О нашем учебном сайте

    Для всех студентов и даже нерадивых,

    Для умных аспирантов и девушек красивых,

    Для тех, кто изучает языки,

    Для всех, кому нужны курсовики

    (дипломы, авторефераты, диссертации),

    Для будущих философов, психологов, юристов,

    Для правоведов, сварщиков, экономистов,

    Для всех, кто к знаниям стремится,

    Учебный добрый сайт ну очень пригодится.