Философия. Крылова Е. Э

3. Божественный разум и божественная воля.

Природу Бога нельзя определить как данность или очевидность. Но можно попытаться определить общую направленность действий творящего начала мира: или волюнтаристская, или интеллигибельная. В исходной библейской традиции Бог как высшее бытие – беспредельное трансцендентальное всемогущество. Так склонны были понимать его и отцы церкви. Например, Августин понимал Бога как «предвечную дерзость», которую человек может принять только в акте веры.

Все тварные вещи, включая человека, возникают из акта всемогущей божественной воли, и всем своим многоцветьем и многоголосьем символизируют ее. Но тварность вещи, ее образно-символическое существование не могут составить понятия вещи. Бог, понимаемый как «предвечная дерзость», обладает волевым величием, но рационально бессилен. Творит, не имея намерения понять, что и зачем.

Понятийность, определенность вещей может быть обоснована только в божественном разуме. И в зрелой схоластике, у Фомы Аквинского мы находим попытку гармонизировать божественную волю и божественный разум, поскольку полагает, что божественный разум – это единственное, что делает волю божественной. Он говорит, что в Боге заключена его воля. Его воля – его сущность. Но божественная воля творца обременена творением. Поэтому чтобы не встать с самой собой в противоречие она должна быть свободой, т.е. разумной творческой волей.

В самом Боге воля свободна. Она фактически есть свобода, т.к. исходит из разумного основания, а не из причины. В творении, наоборот, божественная воля исходит из причины, и будет разумной, а значит реализующей свою волю, только как несвободная. В творении Бог многого не может. Не может быть телом, терпеть неудач, лишить человека души, сделать сумму углов треугольника не равной прямой, не может забывать, уставать, гневаться и т.п. В этом случае Бог понимается как рационально состоятельный, но ограниченный в возможностях.

Поздние схоласты, прежде всего Дунс Скотт, резко выступают против такого, как они говорили, «объязычевания» христианства. Происходит возврат к прежней волюнтаристской трактовке божественной природы. Бог существует не потому, что его существование разумно необходимо. Бог просто существует и он таков, каков есть, потому что хочет этого. Только так он может быть первопричиной и себя и всего остального. Бог есть воля. Если он предпочел сотворить разум и даже подчиниться ему, то просто потому, что так возжелал. Он мог бы и не проявлять себя через рациональное. Он мог бы и не быть. Существование рациональности есть дело Бога, а не принцип.

В такой смене позиций волюнтаризма и рационализма происходит осмысление бытия Бога в средневековой философии. В результате божественное и мирское разделяются. В своем имманентном бытии Бог иррационален и непостижим. А значит теология, как учение о Боге, знание и доказательства относительно него невозможна «по определению». Знание и наука могут быть лишь вне Бога, в мирском. Бог есть центр притяжения нашей личной молитвенной веры, а не предмет наших умствований.

4. Эссенциализм и принцип индивидуации; проблема теодицеи.

В соответствии с этой динамикой понимания божественной природы формируется и развивается еще одна очень важная теоретическая составляющая средневековой схоластики: учение и сущности и субстанции. На основе этого учения, в свою очередь, создаются различные интерпретации отношения творца и творения.

1. Волюнтаристки понимаемый Бог как творец не отделен от творения. 2.Рационально понимаемый Бог замкнут в сущности, не выходит в творение (не входит в него собственной природой) почему многого и не может. 3. Парадоксальный синтез этих двух позиций определяет взгляды поздних схоластов об абсолютно трансцендентной природе Бога.

А). Учения о сущности и субстанции. Понимание Бога как божественного разума в зрелой схоластике (прежде всего у Фомы Аквинского) формирует концепцию эссенциализма, а понимание Бога как абсолютно трансцендентной воли поздними схоластами создаёт противоположную концепцию индивидуации. Обе они создают различные модели тварного мира и отношения творца и творения.

а). Эссенциализм включает в себя три основных момента. Во-первых, представление о том, что творец и творение различаются между собой как сущность и существование. В Боге сущность и существование совпадают. Он и есть это совпадение, это совпадение – его бытие. Поэтому Бог – чистая сущность, абсолютное бытие, простая субстанция (субстанциональная форма, субстанция субстанций). Сотворенные вещи, напротив, не просты, а сложны, их бытие и сущность нетождественны, поэтому их бытие – это существование (несовершенное, незаполненное бытие). Сущность вещи определяется степенью ее соответствия разумной воле творца и выражается в ее определении, понятии, которое человек постигает с помощью разума. О существовании вещи мы узнаем опытным путем.

Во-вторых, основное отношение творца и творения определяется тем правилом, что существенное бытие (Бога) полностью обуславливает воспринимаемое существование (вещей). (Esstntia involvit existentiam – сущность определяет существование.)

В-третьих, эссенциализм – представление об иерархии мира. Бог как чистый интеллектуальный акт бытия единым разумно-волевым усилием создает мир иерархически. И, прежде всего он создает субстанции, индивидуальные «скрытые сущности». Их природа устрояющая, деятельностная. Весь мир наполнен «деятелями», духами, душами, силами, созданными Богом. Они опосредуют Бога и тварный мир.

Разумно-волевой Бог, как субстанциональная форма сообщает всякой вещи ее простое бытие, т.е. вoзмoжнocть ее наличия, а конкретные акцидентальные (случайные, внешние) формы тварного мира определяются деятельностью сотворенных субстанций. Субстанциональная форма определяет бытие вещей, субстанции – их качества.

В зависимости от соотношения субстанции с акциденциями выстраивается иерархия тварного мира. От простейших неживых предметов до бессмертной души человека. Божественный интеллект определяет сущность каждой вещи, познавая вещь там, где она подобна ему. Там, где она от него отлична, он оставляет место ее существованию. Так, сущность растения составляет жизнь, а не знание. Сущность животного – простейшие знания, но не разум. Сущность человека – разум, но не божественная мудрость. (Растение подобно Богу тем, что живет, но отлично от него тем, что лишено знания и т.п.).

Поскольку эта иерархия является результатом усилий божественного разума, то она открыта, хотя и не абсолютно, разуму человека, как образу и подобию Божию. Через эту иерархию и Бог раскрывается человеку, раскрывается не как некоторая данность, а как разумно-волевое, причинное начало. В такой картине мира творец и творение связаны, занимают понятное по отношению друг к другу место. Но эта связь почти механическая и количественная, божественная сущность и тварное существование имеют разную «природу».

б). Ответной реакцией на нее становится принцип индивидуации, наиболее ярко заявленный Дунсом Скоттом. Этот принцип убирает «пропасть» между сущностью и существованием, но увеличивает ее между творцом и творением. Поскoлькy Бог непостижим, то никакие эссенциалистские хитросплетения не могут иметь к нему никакого отношения. Характеристика Бога – непостижимое бытие. Сущность и существование – характеристики творения. Эти характеристики мало чем различаются, и даже во многом сущность определяется существованием.

Во всякой вещи есть существенные и несущественные свойства. Различия индивидуальных вещей определяется не столько несущественными акцидентальными свойствами, сколько существенными качественными различиями (иначе их вообще нельзя было бы различать). Поэтому для бытия вещей и их понимания не требуется никаких субстанций. Мир не является иерархией субстанций или сущностей. Он есть сотворенное пространство сотворенных индивидуализированных вещей, каждая их которых оказывается совокупностью естественных качеств, не обладающей субстанциональностью, ядром чистой «вещественности».

Уильям Оккам доводит эту позицию до афористической лапидарной формы, выразив ее в знаменитом тезисе, получившем название «лезвие бритвы»: «Сущности не следует умножать без необходимости». Эта формулировка эксплицирована из более развернутого высказывания Оккама: «Не нужно делать с большим то, что можно делать с меньшим». Т.е. если для нашего внятного понимания чего-либо не требуется допущения той или иной гипотетической сущности, то нет никакой нужды ее допускать. Именно этот принцип должен лежать в основе познания мира, не имеющего отношения к делу нашей веры.

Б). Проблема оправдания Бога. Все философско-теоретические проблемы, связанные с соотношением творца и творения подключены также к решению важнейшей богословской проблемы – теодицеи – оправдания Бога. Она возникает в результате признания исходной формулы средневекового теоцентризма: «Бытие и благо обратимы». И предстает она в виде вполне простого и понятного вопроса, каким образом и почему Бог как истинное и совершенное существо создает столь несовершенный тварный мир и греховным мир человеческого зла. Боэций формулировал его так: «Как может вообще существовать и избегать наказания зло, если повелитель всего сущего – Благо?»

Этот вопрос тесно связан с другой частью философского корпуса схоластики: отношением «творец – откровение», являющееся средоточием средневековой «гносеологии». (Почему Бог не открывается в мир? Что такое откровение?)


   
 
  • Опубликовано: 9 октября 2013 /
  • Просмотров: 43069
  •  (голосов: 1)
Обратите внимание на похожий учебный материал
  • Педагогическая антропология
  • Автореферат. Концептуализация понятий «язык» и «родной язык» в языковой картине мира
  • Политология. Методические указания по выполнению контрольной работы для студентов всех специальностей
  • Диссертация. Концепты Mind, Heart, Soul в современном английском языке
  • Автореферат. Структуры концептов правда, истина, truth в сопоставительном аспекте
  • Диссертация. Функционально-языковые возможности англо-русской морфологической модели (Часть 2 из 2)
  • Автореферат. Проблематика и поэтика автобиографических повестей о детстве второй половины х1х в
  • Автореферат. Корреляция концептов «жизнь» и «смерть» в идиостиле Б. Л. Пастернака (на материале романа «Доктор Живаго»)
  • Диссертация. ЛЮБОВЬ как лингвокультурный эмоциональный концепт: ассоциативный и гендерный аспекты
  • Выбор работ
    Реклама
    О нашем учебном сайте

    Для всех студентов и даже нерадивых,

    Для умных аспирантов и девушек красивых,

    Для тех, кто изучает языки,

    Для всех, кому нужны курсовики

    (дипломы, авторефераты, диссертации),

    Для будущих философов, психологов, юристов,

    Для правоведов, сварщиков, экономистов,

    Для всех, кто к знаниям стремится,

    Учебный добрый сайт ну очень пригодится.