Философия. Крылова Е. Э

7. Идеи сакральной истории.

Эти же представления определяют понимание истории и общества. Средоточием поведения человека, его внутреннего мира, веры, и разума является память. Человек, существо, находящееся в памяти, а не в беспамятстве. Прежде всего – это память о Богe и о пришествии Христа. Мировоззрение средневековья – мировоззрение памяти, что развивает и укрепляет чувство времени и истории. Человек перестает ощущать себя как природное и космическое существо, и пытается быть существом духовным и историческим. (Безусловно, укреплению исторического чувства способствовало ускорение и уплотнение динамики исторических событий, связанных с образованием и падением Римской империи.)

А). Богословское переосмысление истории. Место «священного космоса» античности занимает «священная история» средневековья. Историческое бытие понимается как сакральное бытие. Оно выражается цепью религиозно значимых событий, важнейшими из которых являются: воплощение Бога-сына в человека Иисуса, конец света и страшный суд, спасение верующих. Все эти события есть события истории или «времен». Они начинаются с сотворением мира, когда собственно время и творится как противоположность божественней вечности, и завершаются «свершением времен», полного утверждения царства Божия. Это есть время соединения двух разных способов устроения мира, характерных для истории: «града земного» и «града небесного», – возвращение первого во второе.

Уже свершившаяся история делится на два больших периода: христову и дохристову. Христова, в свою очередь делится на обусловленную первым пришествием Христа и ту, что будет после возможного второго. Эти этапы различаются типами духовной организации человека и типом соотношения веры и разума. До появления Христа как Богочеловека, как Слова, ставшего плотью, как сына Божия, равного с отцом, человеческий мир опутан заблуждениями, в том числе и философией. Человек живет как плотское существо, в гордыне самомнения своего разума, способного познавать только природу.

С момента явления Христа и благодаря евангельскому откровению начинается второй этап истории. Человек обращается к вере, понимая, что наше знание бессильно перед явлением Христа и Евангелием. Суть и динамику этого периода можно напрямую соотнести с теми изменениями в понимании соотношения веры и разума и попыток их согласования, о которых говорилось выше.

Второй период – период аллегорического толкования Священного писания с целью подкрепления веры и прояснения первозданной истины. Это толкование имеет не только инструментальное значение. Они изменяют человека и его познание и дают возможность подойти к третьей, высшей ступени познания и истории – второго пришествия, утверждение боговдохновенного разума, создание сообщества праведников. Это будет водворением царства Божия на Земле, после чего возможно окончательное прекращение истории.

Б). Важнейшие идеи в понимания истории средневековой мыслью. В целом исторические представления средневековой мысли опираются на идеи эсхатологии, апокалипсиса и провиденциализма.

а). Провиденциализм – утверждение божественного смысла истории, видимого и ведомого только Богом. Все исторические события понимаются как цепь осуществления особого божественного замысла, недоступного человеческому разумению.

б). Идеи провиденциализма неразрывно связаны с эсхатологией – учением о конечных судьбах мира. Это учение основано не столько на теоретических выкладках, сколько на эмоционально-психологическом, духовном ожидании этого конца, описание которого дано в Апокалипсисе.

в). Апокалипсис (откровение Иоанна) – древнейшая книга Нового Завета, пророчествующая о том, что конец истории будет концом света, сопровождающимся борьбой между Христом и антихристом. О страшном суде, разделяющем праведников и грешников, после чего для первых наступит царствие Божие.

г). Богословской конструкцией, с которой соотносятся все эти идеи, является догмат о предопределении. Согласно нему одни люди предопределены к спасению, другие – к погибели, вечным мукам в аду. Предопределение зависит не от человека, а только от Бога. Оно может пониматься как жесткое, двойное, личное и как нежесткое, связанное с человеческой природой и судьбами человечества, а не каждого отдельного человека.

Хотя такая точка зрения делала человека максимально богоопределяемым, она же делала его максимально невоцерковленным. Поэтому с IX – X веков она объявляется ересью, теоретически на том основании, что этот догмат не совпадает с догматом о том, что человек – «образ и подобие Божие». Но энергия споров об этом догмате сопровождает всю средневековую историю, так что «отцы» Реформации вновь возрождают его, но в условиях уже новой церкви, и в целом новой культуры.

Вывод. Средневековая мысль в той степени может считаться философией, в какой она способствовала выработке нового типа мыслительного усилия: особого духовного умопостижения, органично сочетающего в себе дискурс разума и захватывающую силу веры. Человек, обращенный душой к Богу, – универсальная ось сотворенного мироздания. Человек и мир поверяются одной сакральной реальностью, имеют особую трансцендентную точку отсчета. Их бытие – часть божественного достояния и бесконечного божественного бытия. Бог – творец, спаситель и бесконечная перспектива мира и человека – главный и единственный предмет богословской мысли, ее исканий, споров, идей и догматов.

III. Реализм и номинализм. Теория «двух истин».

Вся эта магма догматов и идей в долгих многовековых спорах формировала две основные богословско-философские концепции средневековья: реализм и номинализм. Свою внятную разработку и завершение они находят в зрелой и поздней схоластике, в XIII – XIV веках, но зарождаются эти два направления намного раньше, фактически уже в деятельности ранних схоластов. К ранним номиналистам можно отнести: Беренгара, Росцеллина, Абеляра, Сотириха. К реалистам же – Гильома из Шампо, Ансельма Кентерберийского, Николая Манефонского. Крупнейшим представителями зрелого реализма были Альберт Великий и Фома Аквинский, а зрелого номинализма – Дунс Скот и Уильям Оккам.

1. Богословский фундамент новых направлений.

Богословской основой возникновения этих направлений является спор о догмате Троицы: утверждение единства или троичности Бога. Этот спор породил два направления, признанные позже еретическими: тринитариев и антитринитариев. Из этого спора возник уже собственно философский и логический вопрос: вопрос о сути общего и его соотношения с вещами. И этот вопрос встал в ряд историко-философского развития, продолжая размышления Порфирия о способах существования общего.

Кроме того, внимание к этому вопросу стимулировалось потребностями экзегетики. Первая исходная ступень экзегетического анализа священных текстов предполагала выяснение соотношения: слово – смысл – предмет. Средоточием этой триады является общее понятие, говоря языком схоластики, – универсалия. Спор номинализма и реализма называется спором об универсалиях. Можно сказать, что этот спор представляет различные интерпретации сути общего, и шире, идеального. Вопрос состоит в том, является ли oбщее понятие чем-то самостоятельным, или оно существует в вещах. И если оно самостоятельно, то является сущностью, идеей, или же словом, именем.

2. Важнейшие характеристики средневековых реализма и номинализма.

Реалистическое воззрение считает, что подлинной реальностью обладают универсалии, а не единичные предметы и понимает универсалии самостоятельно существующими, определяющими конкретные вещи сущностями. Здесь реализуется принцип: чем общее, тем реальнее. Роды первичнее видов, виды первичнее индивидов.

В соответствии с этим реалисты полагают, что природа Бога определяется его разумом. Именно божественный разум является творящей силой мира. И человеческое познание также по своей сути, цели и форме определяется разумом.

Номинализм – это учение, согласно которому подлинной реальностью обладают лишь единичные вещи. Универсалии же не имеют онтологического статуса. Они лишь имена – «ноумены». Бог есть, прежде всего, творящая воля. Поэтому и предметом познания человека являются единичные вещи, представляющие нам многообразие творения.

В познании бесспорен приоритет воли над разумом. Познание в своем истоке интуитивно. Именно интуитивное познание фиксирует реальное бытие вещей, и только затем наш ум путем абстрагирования признаков, общих для того, или другого класса эмпирических предметов, образует «имена», которые мы понимаем как общие понятия.

При этом существуют формы крайнего и умеренного реализма и номинализма. Крайний реализм полагает, что универсалии могут существовать только как самостоятельные феномены, вне вещей. Умеренный же полагает, что они могут и совпадать с вещами. Крайний номинализм считает, что универсалии – это всего лишь имена, они существуют как их обозначение, умеренный же – полагает, что ноумены существуют в вещах как их особая конструкция, поскольку вещи в своем существовании концептуальны, а не только материальны, Такая форма номинализма получает наименование концептуализма и он сближается с умеренным реализмом.

Средневековое противостояние реализма и номинализма имело продолжение и не только потому, что понятие универсалии обсуждалось в последующей философии, включая мысль XX века. Благодаря реализму, особенно Ф. Аквинскому, постепенно вырабатывалась мировоззренческая позиция специфического персонализма. Весь мир представал как огромное пространство, в котором взаимодействуют индивидуализированные источники духовной энергии, обладающие атрибутом свободы (скрытые сущности, созданные Богом). Именно это открывает перспективу последующему нововременному индивидуализму и активизму.

Логика номинализма приводила к восстановлению прав природы как фундаментальнейшей и самодовлеющей формы бытия. Поскольку сущность как умопостигаемое бытие вещи оказывается тождественной ее эмпирическому данному, возникает равный интерес ко всем деталям и частностям эмпирического мира, который понимается как реальное воплощение божественной творящей воли. В эмпирическом, мирском пространстве человек сориентирован только опытом. Его знание – установление связи между явлениями опыта.

Вообще сам опыт, эксперимент становится принципиально возможным. Поскольку природе возвращается ее значимость, но все же не сакральность. Природа – осязаемый символ, указывающий на божественный смысл, она открыта для человеческого манипулирования. И это является необходимой мировоззренческой позицией для последующего экспериментального естествознания.

3. Концепция двух истин.

Такому развитию реализма и номинализма способствовала концепция двух истин (двойственной истины) окончательно оформившаяся в позднем средневековье, и утверждающая независимое существование богословских и философских истин. Истоком этой концепции является аверроизм. Мусульманские переводчики Аристотеля обнаружили множество несовпадений и противоречий между идеями философа и богословскими догматами. Ибн Рушд первым определенно заявил о независимости и самодостаточности двух сфер духовной деятельности. Затем эти идеи распространились во Франции (Сигер Брабантский и др.), определили развитие английского номинализма, и окончательно укрепились в эпоху Возрождения (Помпонацци и др.) Благодаря этой концепции средневековое сознание, начавшее терять координаты веры, приобретало опору в мирском творчестве: искусстве, науке, государственном строительстве и т.п.

Вывод. Божественная в своем осязаемом многоформии природа, вершиной которой является индивидуально и активно действующий человек-творец, является фундаментом для новой культурно-мыслительной панорамы Нового времени. Вера как фундамент жизни сохраняет свое молитвенное значение, но как фундамент богословия окончательно уступает место светскому теоретическому разуму.

Общий вывод. В целом, философские идеи средневековой культуры служат созданию структуры вероучения. Реальный «материал», «живую ткань» такой философии составляет бурное, «магматическое» пространство верований как отдельных выдающихся схоластов, так и приобщаемых к вере широких социальных слоев. Такая философия пронизана всевозможными видами борьбы за «чистоту» веры и сопровождается обличениями, отлучениями, отречениями, казнями, кастрациями, политической борьбой пап, патриархов, императоров и царей и т.п.

Это многократно умножает нефилософскую работу философии, часто превращает ее в псевдофилософию. Так что некоторые исследователи считают правильным определять средневековую философию как теологическую парафилософию, несмотря на осуществление ею (как было показано) многих собственно философских функций. И только уникальная попытка взращивания верующего разума превращает ее в своеобразную богословскую «метафилософию» с принципиально неразрешимой перспективой. Не случайно А. Мень говорил: «Христианство не доктрина, а жизнь. Его история только началась, его будущее далеко впереди. И это подтверждает история христианства: непрестанный поиск, так и не нашедший удовлетворения».


   
 
  • Опубликовано: 9 октября 2013 /
  • Просмотров: 43084
  •  (голосов: 1)
Обратите внимание на похожий учебный материал
  • Педагогическая антропология
  • Автореферат. Концептуализация понятий «язык» и «родной язык» в языковой картине мира
  • Политология. Методические указания по выполнению контрольной работы для студентов всех специальностей
  • Диссертация. Концепты Mind, Heart, Soul в современном английском языке
  • Автореферат. Структуры концептов правда, истина, truth в сопоставительном аспекте
  • Диссертация. Функционально-языковые возможности англо-русской морфологической модели (Часть 2 из 2)
  • Автореферат. Проблематика и поэтика автобиографических повестей о детстве второй половины х1х в
  • Автореферат. Корреляция концептов «жизнь» и «смерть» в идиостиле Б. Л. Пастернака (на материале романа «Доктор Живаго»)
  • Диссертация. ЛЮБОВЬ как лингвокультурный эмоциональный концепт: ассоциативный и гендерный аспекты
  • Выбор работ
    Реклама
    О нашем учебном сайте

    Для всех студентов и даже нерадивых,

    Для умных аспирантов и девушек красивых,

    Для тех, кто изучает языки,

    Для всех, кому нужны курсовики

    (дипломы, авторефераты, диссертации),

    Для будущих философов, психологов, юристов,

    Для правоведов, сварщиков, экономистов,

    Для всех, кто к знаниям стремится,

    Учебный добрый сайт ну очень пригодится.