Философия. Крылова Е. Э

5. Пантеистические идеи Возрождения.

Наиболее теоретически организованной частью философии Возрождения является пантеизм. В самом общем виде он может быть определен как учение о совпадении Бога и природы. Пантеизм может иметь различную степень проявления, зависящую от понимания степени и характера этого совпадения. Крайние среди них могут быть обозначены следующими утверждениями: «Бог во всем» (натурфилософия) и «Все в Боге» (теология).

А). Истоки возрожденческого пантеизма. Корни идей пантеизма можно отыскать в самых ранних философских системах (например, в философии Ксенофана или стоиков). Но в своей завершенной форме эти идеи зарождаются в поздней средневековой философии как результат схоластического обсуждения античной идеи эманации. Эта неоплатоническая идея была использована в это время для противостояния теистическому креационистскому представлению о сотворении мира Богом.

Развитие схоластики и религиозного мировоззрения в целом делало возникновение пантеизма возможным и даже неизбежным. Поздняя схоластика делает Бога абсолютно потусторонним. Для него возможно все, кроме противоречия. Природа, как противоположное Богу, – чистая возможность. Она могла бы не существовать, могла бы быть иной, но она такова, какова есть, по воле Бога. Природа и Бог абсолютно различны, но именно поэтому они могут совпадать. Если в мысли о Боге можно допускать все, кроме противоречия, то можно допустить, что Бог может принимать природные формы. По словам Оккама: «Сближение Богов с родственной им природой не противоречит сущности богов». Бог может проистекать в мир.

Б). Гуманистическая суть пантеизма Возрождения. Возрожденческий пантеизм неразрывно связан с гуманизмом. Через идеи гуманизма реализуется стремление найти новое духовное смысловое жизненное «единство»: единство земного и небесного. Такое «единство» понимается гуманистами как эстетическое по своей природе. И уже самый ранний гуманизм строится как поиск Красоты и Истины, растворенных в природе.

Л.Валла переосмысливает христианский идеал благодати, понимая земное блаженство как предварительную ступень небесного. Он выступает как защитник возвышенно-эстетической предметности. Фактически он создает учение о созидательно-самодавлеющей, жизненно незаинтересованной и бескорыстной, всегда игровой и всегда усладительной предметности.

В). Направления пантеизма. Это эстетическое чувство сливается с религиозной мистикой и создает зрелый пантеизм. Он может выглядеть как магико-алхимическое понимание природы (Парацельс). Может принимать математически-абстрактную форму (Николай Кузанский). А может становиться имманентно-трансцендентным (Дж. Бруно).

а) Парацельс Ауреол Теофраст (псевдоним Филиппа Теофраста Бомбаста фон Гогенгейма, 1493 – 1541) – философ, естествоиспытатель, врач, которого называют «Лютером медицины».

Пантеистические воззрения Парацельса вырастают из медицины, которую он полагал всеобъемлющей наукой. Медицина строится как динамически-функциональное понимание жизненных процессов, она – знание о жизни, а не только о болезнях. И это знание есть магическое единое понимание природы, познания и человека.

Это значит, что все наше знание – самооткровение, все наши возможности – результат взаимодействия с природой, имеющей божественное происхождение. Постижение природы возможно только на основе особого магического контакта с ней, ее подлинными началами.

Природа – живое целое, пронизанное магическими силами, которые находят свое проявление как в строении и функциях живых существ, так и в неодушевленных стихиях и телах. Поэтому у всего в мире есть природно-смысловой строй. Средоточием человека является душа, средоточием неодушевленных стихий – архе (особое одушевленное начало).

Все существа возникают из соединения видимого, элементарного, земного тела и недоступного наблюдению небесного, астрального жизненного духа. Поэтому практической подосновой науки о жизни может служить алхимия, а природа может быть понята исходя из трех алхимических элементов: ртути, серы и соли. Ртуть соответствует духу, сера – душе, а соль – телу.

Человек также определяется этими тремя элементами. Он представляет из себя «микрокосм». Душа человека является «деалической» – божественной. Она – источник познания, нравственности, блаженства. Здоровье человека – это гармония телесного, душевного и духовного. Их дисгармония, разбалансированность, деструкция –болезнь. Гармоничность и дисрагмоничность человеческой жизни определяется соотнесенностью души человека с мировой душой.

б) Взгляды Парацельса способствовали возрождению неоплатонических идей, прежде всего идеи мировой души и идеи Единого. Более всего на традицию неоплатонизма сориентирован Николай Кузанский (1401 – 1464). Он возрождает эту традицию, переосмысливая ее.

У неоплатоников Единое характеризуется через свою противоположность к «не-единому», многому. Эта противоположность начинает пониматься как вариация более универсальной противоположности: предел – беспредельное. И тогда неоплатонизм приходит в противоречие с принципами христианского монизма, поскольку оказываются разорванными творец и его творение.

Кузанец видит в этом недопустимый дуализм и заявляет, что «единому ничто не противоположно». На основании чего и провозглашает «формулу» возрожденческого пантеизма: «Единое есть все», подхваченную чуть позже и Д. Бруно.

Не существует разницы между Богом и его творением. Бог и мир – одно и то же. Вселенная – это чувственно изменяющийся Бог, абсолютный и завершенный. Божественная вселенная бесконечна и земля не является ее центром. Бог – Единое и предел, божественное творение – беспредельно и бесконечно, поэтому они соотносятся как противоположности максимума и минимума. Бог есть Абсолютный Максимум и Абсолютное Бытие.

Максимум и минимум совпадают между собой также как совпадают Бог и природа. И математическое доказательство совпадения максимума и минимума есть доказательство правильности пантеизма. Кроме того, это доказательство подтверждает универсальность принципа совпадения противоположностей в мире, который Кузанец формулирует следующим образом: «Все вещи состоят из противоположностей в различных степенях»[158].

Закон совпадения противоположностей касается универсальных характеристик мира: единого и многого, минимума и максимума, материи и идеала, чувственности и рассудка, простого и сложного, предела и беспредельного и др. Понятия беспредельного и бесконечного становятся важнейшими в доказательстве совпадения минимума и максимума, доказательства логико-философского и математического.

Его можно представить приблизительно следующим образом. Поскольку Единое не имеет противоположности (по определению, иначе это не Единое), то оно особым образом тождественно бесконечному, беспредельному. Тождественно через единство минимума и максимума как основных «силовых» центров мирового универсума.

Бесконечное – это то, больше чего ничто не может быть, стало быть, это «максимум». Тогда Единое – это минимум (в смысле: много – одно). Но бесконечный универсум – единство «определившееся», «стяженное», поэтому неизбежно ограниченное, различенное по вещам. Значит оно «минимум». Абсолют же, как единое начало всему предшествует, во всем «просвечивает» и недостижим. Тогда он – «максимум» (в смысле: властвующее и подвластное).

В этом совпадении – суть творения. Через принадлежность к универсуму каждая вещь мира пребывает в другой. Максимальное различие вещей совпадает с их минимальным различием (отсутствием такового). Мир имеет и центром и пределом своего творца, и в нем не найти ни пространственного, ни временного, ни смыслового конца.

Мир – вселенная, где совпадает центр и периферия. Математической моделью такого совпадения является, согласно Кузанцу, круг и вписанный в него многоугольник, которые стремятся к тождественности при увеличении размеров круга и числа сторон многоугольника.

Бог – это абсолютный максимум и потому определившийся минимум. Он – актуальная бесконечность, в которой совпадает предел и беспредельное. (Актуальная бесконечность – антитеза потенциальной «дурной» бесконечности, в которой мир исчезает.) Только актуальная бесконечность обладает подлинной реальностью. В актуальной бесконечности совпадают «Бог как все» и «Бог в ничто».

Бесконечное становится сутью мира, оно – мера для всего сущего. Если бесконечность становится мерой, то парадокс становится синонимом точного знания. Бесконечность вселенной обуславливает бесконечность познания. Бесконечность – предмет особой веры, которая первична в гносеологическом отношении.

Вера – бесконечное постижение изначально известного. Поэтому познание строится не как восхождение от незнания к знанию абсолютному, а как «ученое незнание» («знание о незнании»). Познание определяется интеллектуальной интуицией, которой мы постигаем «изначальное, «все», а потом ограниченным образом толкуем это «изначальное» для себя. Также как и мир, познание подобно многоугольнику, вписанному в круг.

Познание включает в себя четыре этапа, соединенных по модели круга. Первый этап – чувственное восприятие. Второй – рассудочное разделение противоположностей. Третий – разумное их сопоставление. Четвертый – интеллектуальная интуиция, непосредственно созерцающая совпадение противоположностей в бесконечном единстве Максимума и Бога.

Мир – незавершенное космическое тело и незавершенная история. Мир не замкнут, а открыт и устремлен. В нем совпадают, как бы дотягиваются друг до друга, центр и периферия, начало и конец, конечность и бесконечность.

в) Пафос незамкнутого мира пронизывает воззрения и Джордано Бруно (1548 – 1600), ярчайшей фигуры этой ярчайшей эпохи. Д. Бруно – доминиканский монах, естествоиспытатель, философ, гениальный итальянский пантеист.

Он называл свою философию «философией рассвета» и не просто теоретизировал, но проповедовал и провозглашал свои взгляды с поэтическим воодушевлением и поэтической силой (излагая свои взгляды иногда напрямую в стихах, иногда в высокохудожественных диалогах). И, как известно, принял мученическую смерть за свои взгляды.

Бруно наследует идеи Кузанского о беспредельном и совпадении минимума и максимума и идеи Н. Коперника о гелиоцентрической вселенной, неизмеримой и бесконечной. Он отождествляет космос с бесконечным божеством и понимает мир как бесконечный космос.

Активный творческий импульс, порождающий мир, находится не вне мира, а в нем самом. «Единое есть все» означает, что природа – это «Бог в вещах». А вселенная – это и есть Бог. Она бесконечна, является множеством миров, каждый из которых образован собственным Солнцем, окруженным планетарной системой.

Бесконечный, движимый внутренними силами универсум есть единственно сущее и живое. Он единственная возможная субстанция, поскольку в качестве универсума остается вечным и неизменным.

Единичные вещи и универсум связаны еще одним пантеистическим принципом: «Все во всем». Единичные вещи принимают участие в высшем духе и жизни соответственно степени развития своей организации. Но в отличие от духа, они подвержены изменению. Элементарные, простейшие части всего существующего не возникают и не исчезают, а лишь разделяются и соединяются в бесконечном многообразии.

Они есть minima, или монады (замкнутые, самодостаточные и целостные жизненные и смысловые единицы). Монады могут относиться как к материальному, так и к психическому миру. Максимум – бесконечная простая субстанция, из которой возникает множество вещей и собственно универсум. Поэтому в мире нет ничего неживого, все одушевлено. Пантеизм Бруно неразрывно связан с гилозоизмом.

Целью философии является не познание сверхприродного Бога, а самой природы, вселенной, универсума. Бог не может требовать от нас больших почестей, чем те, которые мы ему оказываем, когда изучаем законы движения и развития универсума, и когда живем по этим законам. Всякое познание естественного закона есть нравственное дело. Центр нравственности – любовь к бесконечному. Этическая задача человека – героический энтузиазм.

Вывод. Соединяя Бога и природу, пантеизм возрождает идеи античности, но создает при этом совершенно иную духовную панораму. В отличие от античности для Возрождения беспредельное не уступает в значимости пределу, а незавершенное – завершенному и целому. Возможность не менее богата, чем актуальность. Движение и становление предпочтительней неподвижного возвышенно-бытийного начала. И бесконечные метаморфозы природно-божественного космического универсума бесконечно длятся и продолжаются и предопределяют к тому же самому перспективы развития человека.

Общий вывод. Гуманизм Возрождения, возникающий в остром противостоянии схоластике и духовному господству церкви, создает идеал чисто человеческого образования и поведения и, к сожалению, гипертрофированную (преувеличенную, патологически разросшуюся) деформацию этого идеала, делая возможным превращение антропоцентризма в антропошовинизм.

Для мыслительного строя гуманистов характерна не просто многоплановость, нополифоничность и многоцветность. Они выстраивают последовательность рассуждения не столько согласно логике, сколько согласно потребностям творческой самореализации, и делают рядоположными самые различные духовные позиции. Поэтому и познание они понимают как процесс их сопоставления в принципиально незавершенном внутреннем диалоге.

В целом, символ значительной, вдохновляющей бесконечности и беспредельности венчает, благодаря пантеизму, это время. Беспредельность осознается как перспектива развития человеческого творчества. И именно в этом качестве Возрождение является фундаментом для развертывания философской традиции Нового времени, которая создала свой путь к Абсолюту.


   
 
  • Опубликовано: 9 октября 2013 /
  • Просмотров: 43083
  •  (голосов: 1)
Обратите внимание на похожий учебный материал
  • Педагогическая антропология
  • Автореферат. Концептуализация понятий «язык» и «родной язык» в языковой картине мира
  • Политология. Методические указания по выполнению контрольной работы для студентов всех специальностей
  • Диссертация. Концепты Mind, Heart, Soul в современном английском языке
  • Автореферат. Структуры концептов правда, истина, truth в сопоставительном аспекте
  • Диссертация. Функционально-языковые возможности англо-русской морфологической модели (Часть 2 из 2)
  • Автореферат. Проблематика и поэтика автобиографических повестей о детстве второй половины х1х в
  • Автореферат. Корреляция концептов «жизнь» и «смерть» в идиостиле Б. Л. Пастернака (на материале романа «Доктор Живаго»)
  • Диссертация. ЛЮБОВЬ как лингвокультурный эмоциональный концепт: ассоциативный и гендерный аспекты
  • Выбор работ
    Реклама
    Фурнитура для душевых кабин. Купить фурнитура для душевых кабин ролики mitrade.ru.
    О нашем учебном сайте

    Для всех студентов и даже нерадивых,

    Для умных аспирантов и девушек красивых,

    Для тех, кто изучает языки,

    Для всех, кому нужны курсовики

    (дипломы, авторефераты, диссертации),

    Для будущих философов, психологов, юристов,

    Для правоведов, сварщиков, экономистов,

    Для всех, кто к знаниям стремится,

    Учебный добрый сайт ну очень пригодится.